0
2971
Газета Спецслужбы Интернет-версия

26.10.2001 00:00:00

Уроки операции "РЯН"

Тэги: Кэхэр, америка, холодная, война

Карел Франтишек Кэхэр (Koecher) родился 21 сентября 1934 г. в Братиславе, в 1958 г. окончил физико-математический факультет Карлова университета в Праге. В 1965 г., "пройдя курс спецподготовки", вместе с женой Ганой направлен в США через Австрию в качестве разведчика-нелегала Первого управления Службы национальной безопасности МВД Чехословакии для сбора политически важной информации и с задачей проникновения в ЦРУ. В 1969 г. окончил Русский институт Колумбийского университета в Нью-Йорке. В 1970 г. получил ученую степень доктора философии. Его научным руководителем был профессор Збигнев Бжезинский (помощник президента США по национальной безопасности 1977-1980 гг.). С 1972 г. по 1975 г. Кэхэр, ранее получивший гражданство США, работал по контракту в аналитическом подразделении советского отдела ЦРУ, имел доступ к совершенно секретной информации, а затем по 1979 г. - консультантом. Занимался научной деятельностью в руководимом Бжезинским Институте изучения коммунизма. В ноябре 1984 г. арестован ФБР по обвинению в шпионаже. В феврале 1986 г. был лишен американского гражданства и обменен в Берлине на советского заключенного Анатолия Щаранского. Вернувшись с женой в Прагу, Карел Кэхэр работал научным сотрудником в Институте прогнозирования АН ЧССР. С 1990 г. в отставке.

Exclusive

-Доктор Кэхэр, после событий 11 сентября в США, террористических акций в Нью-Йорке и Вашингтоне многие заговорили о новой холодной войне или даже о третьей мировой, которая уже ведется специальными методами. Какие уроки сегодня полезно всем извлечь из истории холодной войны?

- На Западе широко распространена официальная версия, согласно которой США, неуклонно приверженные гуманитарным и демократическим ценностям, десятилетие назад победили к холодной войне. То, что твердые сторонники американской политики пытаются выдать этот миф за историческую правду, еще вполне объяснимо, отчасти ввиду нынешнего стремления Америки к доминированию в процессе глобализации мира, на которое они хотят утвердить свой мандат.

Американский миф о победе в холодной войне является краеугольным камнем расхожих представлений о современных международных отношениях, согласно которым решение мировых проблем зависит от степени их соответствия американским ценностям. По сути, соответствия тому единственному критерию, который лежал в основе таких бессмысленных, разрушительных и дестабилизирующих ситуацию в мире инициатив Америки, как, например, бомбежки Югославии в 1999 году. Следование этой мифологии как раз и привело к фатальным просчетам в выборе американцами приоритетов своей национальной безопасности, в результате чего США оказались не готовы к трагическим событиям 11 сентября.

Если говорить об исторических уроках, показательным примером является напоминание о драматическом кризисе доверия в советско-американских отношениях начала 80-х годов. Он был вызван ядерным авантюризмом первой администрации Рональда Рейгана, на что Советский Союз вынужден был ответить уникальной разведывательной операцией. Рассмотрение подобных вопросов означает много больше, чем простое выяснение фактических деталей серьезного последнего кризиса времен холодной войны.

Для достоверного анализа тех событий, для составления правдивой истории об американской ядерной угрозе 1981-1982 годов. потребуется немало усилий историков, чтобы развеять миф об "империи зла", как Рейган называл СССР, которая, дескать, не смогла устоять перед моральным вызовом Соединенных Штатов. И вытекающий отсюда другой миф, что в России отсутствует гуманитарная традиция, которая позволила бы ей влиять на формирование мировой политики в качестве демократического и полновесного партнера западных стран. Учитывая это, трудно понять, почему заявления о моральном превосходстве действий США в годы холодной войны почти не встречают возражений у российской стороны.

- Нельзя ли пояснить, о какой разведывательной операции Москвы идет речь?

- В самом начале 1980-х годов внешняя разведка КГБ СССР и ГРУ Генштаба предприняли беспрецедентную совместную операцию под кодовым названием "РЯН", сокращенно от "Ракетно-ядерное нападение". Западные публикации по истории холодной войны - такие, как книга Кристофера Эндрю и Олега Гордиевского или мемуары бывшего директора ЦРУ Роберта Гейтса, - относят начало развертывания РЯН к маю 1981 года. Дело не только в том, каким был тот кризис и почему он возник, но также и в причинах его внезапного прекращения во второй половине 1982 года. И Гейтс, и Эндрю с Гордиевским представляют "РЯН" необоснованной, паникерской и чрезвычайно преувеличенной реакцией на то, что было всего-навсего конфликтом на идеологическом уровне и на деле вовсе не являлось угрозой. Не будучи оспорен, такой взгляд на РЯН стал частью стандартной западной истории холодной войны - в качестве еще одной иллюстрации пресловутой неадекватности Советов при анализе стратегических намерений США и ответе на них.

Замысел советской операции явился ответной реакцией на жесткую позицию американской администрации под руководством новоизбранного президента Рональда Рейгана по отношению к Советскому Союзу. Эта позиция Вашингтона, по мнению советского руководства, при известных обстоятельствах могла привести к внезапному первому ядерному удару со стороны США. В рамках "РЯН" все возможности советской разведки на Западе были мобилизованы на сбор информации, касающейся данной угрозы┘

- Есть ли тому примеры?

- Двадцать лет назад, когда задачи по "РЯН" были в числе главных приоритетов для сотрудников всех разведывательных служб СССР и его союзников, я работал в США в качестве чехословацкого разведчика-нелегала. В начале 1981 года сосредоточил внимание на проблеме, о которой нас запрашивал московский Центр. Доступная мне в то время разведывательная информация указывала, что оборонная команда администрации Рейгана приняла к исполнению новую стратегическую ядерную концепцию. Это было сделано одновременно с решительным пересмотром фундаментальной американской доктрины ядерной войны - так называемого Сводного варианта оперативного плана (Single Integrated Operational Plan - SIOP), где перечислялись возможные сценарии ядерной войны и способности США к ответным действиям. Подтверждали это также полученные мною данные из источников, близких к Белому дому.

К перечню вариантов конфликтов, рассматриваемых как осуществимые, добавилась новая - категория ограниченного ядерного конфликта, в котором Соединенные Штаты могли бы не только выстоять, но и нанести противнику поражение. Это выглядело вполне очевидным отказом американцев от своей прежней позиции, согласно которой единственной функцией их ядерного потенциала является сдерживание и что любой ядерный конфликт приведет к взаимному уничтожению, в нем не бывает победителей.

- А прежде у американцев не возникало подобных планов?

- Надо заметить, предыдущая администрация Картера приложила немало усилий, чтобы доктрина сдерживания стала значительнее менее определенной, допускающей возможность ограниченного по масштабам конфликта, в котором могут использоваться относительно небольшие и более избирательные по действию ядерные боеприпасы, к примеру нейтронные бомбы. Но подобная вероятность все еще рассматривалась только в контексте сдерживания: целью было не победить, а лишь выдержать ограниченный ядерный удар. Однако рейгановская трактовка плана SIOP, направленная на подготовку ограниченной ядерной войны, из которой США вышли бы победителем, представляла новую и беспрецедентную по опасности угрозу. Прежде всего она значительно увеличивала преимущества американцев при нанесении упреждающего "первого" удара - тем более в обстановке нагнетания ими антисоветских настроений.

- Потом эти планы изменились?

- Вначале поддерживая идею о возможности ограниченной ядерной войны, администрация Рейгана неожиданно и внешне необъяснимо сдела разворот на 180 градусов. Тогдашний министр обороны США Каспар Уайнбергер, до того момента один из сторонников этой идеи, даже предпринял необычный шаг, написав в августе 1982 года письмо редакторам сорока ведущих американских и европейских газет. В нем он призвал не связывать администрацию Рейгана с подобными воззрениями, заявив от ее имени, что в ядерном конфликте не может быть победителей и что одной единственной причиной наличия у Америки ядерного арсенала является сдерживание.

Эта перемена имела громадное историческое значение - без нее дальнейшие советско-американские соглашения по разоружению и весь процесс перестройки, начатый при Горбачеве, в итоге окончательно покончившей с враждебностью холодной войны, трудно было бы представить. Состоялись ли, возможно, весьма решительные инициативы, со стороны части руководства СССР, помогшие убедить администрацию Рейгана в необходимости пересмотреть свою ядерную политику? Какими соображениями руководствовалось советское правительство, искренне принимая изменения американской позиции и отказавшись от "РЯН"? Эти вопросы еще не до конца разрешены в современной исторической науке.

- Будем ждать новых исторических открытий?

- Ничего подобного, однако ничего нельзя сделать без преодоления одного важного препятствия. Как мне самому удалось выяснить у моих русских друзей о "РЯН" при подготовке своих мемуаров, все относящееся к операции "РЯН" "навечно" получило гриф "совершенно секретно". С точки зрения разведки это вполне оправдано. Однако это дело не только разведки, но и высокой политики, особенно с учетом того, что американцы стараются приписать себе победу в холодной войне.

Конечно, информацию по "РЯН" нужно держать в секрете, но надо рассмотреть и политические мотивы. Встает вопрос: какая инстанция может решить, где в этом деле политические критерии преобладают над разведывательными? Кто вправе вынести решение о возможности рассекречивания соответствующей информации по "РЯН", допуске к ней исследователей, желательно из числа участников тех событий, с целью подготовки публикации? При наличии различных вариантов есть только одна подобная инстанция, самая высшая, которая может решить оба вопроса. Будем надеяться, что кто-то привлечет к данной проблеме внимание президента России и что он проявит к этому интерес.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Сделка «Роснефти» по проекту «Восток Ойл» вдохновила аналитиков

Сделка «Роснефти» по проекту «Восток Ойл» вдохновила аналитиков

Галина Грачева

Успех переговоров с консорциумом нефтетрейдеров приведет к повышению стоимости акций российской компании

0
357
Константин Ремчуков: У Байдена есть виды на Путина через призму Китая

Константин Ремчуков: У Байдена есть виды на Путина через призму Китая

0
1167
Прожиточный минимум больше не гарантирует даже выживания

Прожиточный минимум больше не гарантирует даже выживания

Анатолий Комраков

Новая методика расчетов позволяет занижать реальный уровень бедности в стране

0
1286
Инфляция разогнала цены на овощи и стройматериалы

Инфляция разогнала цены на овощи и стройматериалы

Ольга Соловьева

Синхронное подорожание в странах СНГ Эльвира Набиуллина объяснила российской льготной ипотекой

1
1046

Другие новости

Загрузка...