0
4083
Газета Спецслужбы Интернет-версия

26.07.2002 00:00:00

"Государево око" в армии

Тэги: военная контрразведка, армия, фсб


Точка зрения

В одном из последних номеров "НВО" # 20, 2002 г. слушатель Военного университета МО РФ Андрей Борисов выступил за необходимость создания в Вооруженных силах России военной полиции. В ситуации резкого усиления преступности в армии и на флоте в течение 1990-х гг. данное предложение выглядит вполне здравым и обоснованным. В то же время возникает вопрос: почему в разговоре о повышении эффективности противодействия негативным явлениям в воинских частях и на кораблях обходится вниманием военная контрразведка (ВКР) Федеральной службы безопасности России?

Между тем данная структура существует уже более 80 лет, имеет богатые традиции и разветвленную систему органов: управления и отделы по оперативно-стратегическим и оперативным объединениям, а также отделы по объединениям, соединениям, воинским частям, гарнизонам, военным образовательным учреждениям профессионального образования, организациям ВС РФ, других войск, воинских формирований и органов (в том числе ВВ МВД, ФПС, ФАПСИ, МЧС, железнодорожных войск, инженерно-технических и дорожно-строительных воинских формирований при федеральных органах исполнительной власти). Возглавляет систему органов безопасности в войсках 3-е Управление ФСБ - Управление военной контрразведки.

ДВЕ ГРУППЫ ЗАДАЧ

Работа органов безопасности в войсках регламентируется Федеральным законом # 40 (1995 г.) "Об органах ФСБ РФ" и специальным положением, утвержденным указом президента РФ # 318 от 7 февраля 2000 г. Основными задачами органов безопасности являются выявление, предупреждение и пресечение разведывательной и иной (в том числе террористической и диверсионной) деятельности спецслужб и организаций иностранных государств, а также отдельных лиц, направленной на нанесение ущерба безопасности Вооруженных сил РФ, а также преступлений, отнесенных федеральным законодательством к подследственности ФСБ (ч. 2-4 ст. 188, ст. 189, 205, 208, 211, 275-281, 283, 284, ч. 2 ст. 322, ч. 2 ст. 323, ст. 355 и 359 УК РФ), и добывание развединформации об угрозах безопасности ВС РФ.

Решение другой группы задач (предотвращение несанкционированных действий с оружием массового поражения, обеспечение защиты сведений, составляющих государственную тайну, борьба с оргпреступностью, коррупцией, контрабандой, незаконным оборотом оружия, боеприпасов, взрывчатых и отравляющих веществ, наркотических средств и психотропных веществ, специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, с незаконными вооруженными формированиями, преступными группами, отдельными лицами, ставящими своей целью насильственное изменение конституционного строя РФ, насильственный захват или насильственное удержание власти, обеспечение высших органов государственной власти информацией об угрозах безопасности, оперативное обеспечение защиты Государственной границы РФ) осуществляется органами военной контрразведки лишь в пределах своих полномочий и во взаимодействии с другими структурами.

Несмотря на то что контршпионаж, "чистая" контрразведка является основным и традиционным направлением деятельности органов ФСБ в войсках (так называемая "главная линия"), на практике основной объем работы идет именно по выполнению второй группы задач. Если в советское время особые отделы КГБ СССР занимались главным образом ограждением Вооруженных сил от внешнего противника, борьбой с идеологическими диверсиями, выявлением изменников Родины, то в настоящее время приоритеты несколько изменились. Армию и флот захлестнула волна коррупции, оргпреступности, наркобизнеса и прочих отрицательных явлений, ставших актуальными в современную эпоху.

Следует также подчеркнуть, что законодательство предписывает органам безопасности в войсках при выполнении своих задач оказывать содействие органам военного управления и должностным лицам Вооруженных сил РФ в обеспечении их боевой и мобилизационной готовности. Таким образом, органы ФСБ хотя и являются в организационном плане инородной структурой в войсках, по многим направлениям тесно взаимодействуют с ними и могут претендовать на роль составного элемента единого военного организма страны.

В целях решения вышеуказанных задач органы ВКР наделены правом устанавливать на конфиденциальной основе отношения сотрудничества с лицами, давшими на то согласие, в интересах обеспечения безопасности Вооруженных сил РФ, осуществлять оперативно-разыскные, контрразведывательные и разведывательные мероприятия на объектах оперативного обеспечения и в их окружении, дознание и предварительное следствие, а также вносить в органы военного управления и должностным лицам обязательные для исполнения представления об устранении причин и условий, способствующих реализации угроз безопасности ВС, совершению преступлений, осуществлять контроль за реализацией этих представлений.

"...ДА ЗУБ НЕЙМЕТ"

Таким образом, согласно действующим нормативно-правовым актам, органы безопасности в войсках имеют довольно обширный объем задач и полномочий для их реализации. В то же время, исходя из практических реалий, можно выделить ряд моментов, негативным образом сказывающихся как на эффективности деятельности военной контрразведки, так и на действенности борьбы с преступностью в армии вообще.

Работа органов безопасности в войсках строится преимущественно по объектовому принципу: оперуполномоченные управлений и отделов ФСБ курируют один или несколько военных объектов (в зависимости от численности личного состава и важности воинской части или подразделения). Материально-технические условия (служебные помещения в воинских частях, транспортные средства и средства связи) в основном обеспечиваются за счет войск. Также курируемые воинские части обеспечивают оперработника всеми видами довольствия (за счет последующего централизованного возмещения органами ФСБ), предоставляют жилье и медобслуживание. Из военнослужащих Министерства обороны и других ведомств формируются подразделения охраны отделов и управлений ФСБ.

С одной стороны, такой порядок вполне оправдан, т.к. зачастую объекты оперативного обеспечения находятся на значительном расстоянии от соответствующих органов ФСБ (в ряде случаев речь идет о сотнях километров) и оперработники, как правило, проживают непосредственно в гарнизонах. Однако подобная практика ставит сотрудников военной контрразведки в неравное положение с их коллегами из территориальных органов безопасности, учитывая трудности в финансировании частей Минобороны и других военных ведомств, а также в определенную зависимость от должностных лиц обслуживаемых объектов. Ведь не секрет, что отношения в связке командир воинской части-оперработник пропитаны известной долей антагонизма. В большинстве случаев воинский начальник (он же - царь и бог) любого уровня вряд ли приветствует в своей вотчине негласную работу контролирующего органа в лице оперуполномоченного ФСБ. Тем более что должностные лица Вооруженных сил, наделенные властно-распорядительными полномочиями нередко используют их в корыстных целях, занимаясь нецелевым использованием финансовых средств, хищениями военного имущества, отправкой личного состава на хозяйственные работы в интересах коммерческих организаций и незаконной сдачей им в аренду отдельных объектов воинских частей, и видят в оперработнике не помощника по обеспечению безопасности, а угрозу собственному благополучию, основанному на противоправных действиях.

Для более эффективной деятельности военной контрразведки необходимо повышение официального статуса оперработника ФСБ на обслуживаемом объекте, в частности, наделение его правом присутствовать на служебных совещаниях, давать обязательные для исполнения указания. Нередко случается, что, обладая полным объемом сведений о негативных явлениях, оперработник бессилен что-либо исправить из-за бездействия проинформированных им должностных лиц обслуживаемого объекта: ''Видит око, да зуб неймет''. К сожалению, механизм применения закрепленного в Положении ''Об управлениях (отделах) ФСБ в ВС РФ'' права органов безопасности в войсках вносить в органы военного управления и должностным лицам обязательные для исполнения представления является не совсем действенным, особенно когда необходимо принятие немедленных мер к устранению предпосылок угроз безопасности. Ведь по своему правовому положению оперативный сотрудник ФСБ не является должностным лицом, и все его значимые действия санкционируются начальником отдела (управления). Следует сделать оговорку, что в разговоре относительно расширения полномочий оперработника по непосредственной реализации оперативных данных, не должна вестись речь о нарушении предусмотренного законом порядка осуществления оперативно-разыскной и уголовно-процессуальной деятельности. Нельзя также создавать в части атмосферу двоевластия, поскольку это самый короткий путь к всеобщей безответственности.

Определенные трудности в работу органов военной контрразведки привносят и проблемы разграничения полномочий с другими правоохранительными органами. По сути, если вынести за скобки оперативные подразделения в структуре ФПС и органы внешней разведки ФАПСИ и Министерства обороны, имеющие свои узкоспецифические задачи, ФСБ являются единственным полномасштабным оперативно-разыскным органом в войсках. Однако согласно УПК РФ все преступления против военной службы (ст. 332-354 УК РФ), а также такие составы, как злоупотребление должностными полномочиями (ст. 285 УК РФ), превышение должностных полномочий (ст. 286 УК РФ), получение взятки (ст. 290), дача взятки (ст. 291), отнесены к подследственности прокуратуры. Это приводит к тому, что возбужденные военной прокуратурой уголовные дела нередко разваливаются: ведь им не предшествовала предварительная оперативная разработка. Вместе с тем имеются прецеденты, когда по полученным органами ФСБ и направленным в военную прокуратуру в порядке подследственности материалам уголовные дела без объективных причин не возбуждаются.

ЛОМАТЬ СТЕРЕОТИПЫ

Эффективности деятельности органов безопасности в войсках способствовала бы и активизация ее освещения в СМИ, а также других направлений ''паблик рилейшенз''. На общегосударственном уровне в этом направлении есть определенные подвижки. Печатная пресса и телевидение во многом благодаря работе ЦОС ФСБ РФ стали чаще информировать свою аудиторию об успехах военной контрразведки.

Однако работа по повышению доверия к органам безопасности в войсках должна вестись и на местах, на отдельных оперативных участках. В этих целях было бы целесообразно использовать воспитательные структуры воинских частей, осуществляющие общественно-государственную подготовку и информирование личного состава. Необходимо менять устоявшийся в сознании многих военнослужащих негативный стереотип в отношении негласного сотрудничества с органами ФСБ РФ, которое зачастую воспринимается как ''стукачество'', постыдное дело, несовместимое с понятиями офицерской чести и воинского товарищества, трансформировать пресловутый образ ''молчи-молчи''.

Справедливости ради нужно отметить, что значительная часть по-настоящему патриотично настроенных военнослужащих, для которых неприемлема философия ''Моя хата с краю, я ничего не знаю'', с пониманием относятся к оказанию конфиденциального содействия, однако опасаются негативных последствий для себя и своей семьи в том случае, если их связь с органами ФСБ будет обнаружена сослуживцами либо командирами. К тому же, если большинство офицеров старшего и среднего звена еще застали деятельность особых отделов КГБ СССР, то некоторые молодые офицеры, не говоря уже о военнослужащих срочной службы, затрудняются даже расшифровать аббревиатуру ФСБ и соответственно не имеют четкого представления о функциях данной организации. Без лишней навязчивости, исключая возможность создания атмосферы всеобщей подозрительности и доносительства, нужно постоянно разъяснять членам воинского коллектива цели и задачи ФСБ, принципы ее деятельности. Каждый военнослужащий должен знать, куда и к кому он может обратиться, если станет свидетелем преступных действий, быть осведомлен о гарантиях конфиденциальности.

Конечно, излишняя открытость только вредит спецслужбам, но недостаток информации порождает стереотипы, домыслы и недоверие. Что греха таить? Упоминание о военной контрразведке нередко вызывает снисходительное отношение и со стороны некоторых сотрудников территориальных органов ФСБ: дескать, чем там занимаются особисты, кроме того что считают портянки? Но для тех, кто хорошо знаком с работой органов безопасности в войсках, очевидно, что она имеет большое значение для обеспечения безопасности России. Достаточно напомнить, что фигуранты последних громких уголовных дел по шпионажу (Никитин, Сутягин, Поуп, Пасько) имели отношение именно к военным секретам. И это только вершина айсберга: спецслужбы иностранных государств не прекращают деятельности по добыванию сведений об оборонном потенциале России, о новейших разработках техники и вооружений, по вербовке агентуры из числа российских военнослужащих.

Трудно недооценить и вклад органов ВКР в проведение контртеррористической операции в Северо-Кавказском регионе. Вообще сотрудники военной контрразведки проходят службу в гораздо более сложных условиях, чем многие их коллеги из территориальных органов ФСБ. Это и жизнь, и труд в гарнизонах, удаленных не только от крупных населенных пунктов, но и от соответствующих отделов и управлений ФСБ, а ведь только там может осуществляться работа с документами, получается корреспонденция, проводятся совещания. В деятельности органов безопасности в войсках имеются объективные трудности в обеспечении конспирации, в негласной работе, например, на погранзаставах, в морских и подводных походах, в использовании наружного наблюдения и оперативно-технических средств.

ВОЕННАЯ ПОЛИЦИЯ ИЛИ...?

Подводя итог сказанному, следует отметить, что ставить крест на идее создания военной полиции не нужно. Но, во-первых, данное предложение должно реализовываться исходя из нецелесообразности образования оперативно-разыскного органа непосредственно в структуре Министерства обороны либо иного военного ведомства вдобавок с подчинением командирам отдельных частей. Известно, что многие должностные лица Вооруженных сил, опасаясь за устойчивость своего служебного положения, придерживаются порочной практики сокрытия правонарушений своих подчиненных. В случае если у командиров вдобавок появится "карманная" правоохранительная структура, информация о негативных явлениях в воинской части тем более будет "гаситься", поступая в вышестоящие инстанции в искаженном виде. Во-вторых, создание еще одного субъекта оперативно-разыскной деятельности (а их согласно нынешнему российскому законодательству уже насчитывается девять) обострит проблему межведомственной несогласованности и параллелизма в работе спецслужб.

В перспективе одним из вариантов заполнения ниши в борьбе с армейской преступностью могло бы послужить расширение компетенции органов безопасности в войсках путем наделения их функциями выявления и предупреждения воинских преступлений, к числу которых относятся, в частности, нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности (ст. 335 УК РФ), нарушение правил несения боевого дежурства (ст. 340 УК РФ), умышленные уничтожение или повреждение военного имущества (ст. 346 УК РФ), а также проведения предварительного следствия по ним. Можно было бы также рассмотреть вопрос о создании на базе органов ФСБ в войсках отдельного ведомства, выполняющего наряду с контрразведывательными задачи противодействия общеуголовной преступности.

Естественно, что если целесообразность подобных преобразований будет признана, их необходимым условием должно служить пополнение численности оперсостава органов безопасности в войсках. А на нынешнем этапе следовало бы ограничиться введением в войсках должностей штатных дознавателей с приданием им вспомогательных подразделений из числа наиболее подготовленных солдат и сержантов для использования при розыске совершивших побег военнослужащих и в других ситуациях, а также укрепить военные комендатуры и подразделения Восьмого главного управления МВД РФ, выполняющие задачи по борьбе с преступностью в закрытых гарнизонах, значительную часть населения которых после многократного сокращения армии составляют уволенные военнослужащие и члены их семей.

И, конечно же, нельзя забывать, что изменить к лучшему ситуацию с армейской преступностью можно будет только при условии реального повышения уровня жизни военнослужащих (как, впрочем, всех слоев населения, т.к. армия - это всего лишь слепок общества) и усиления идеологической работы в войсках. Ни один самый мощный правоохранительный орган не сможет удержать нищего, к тому же без устойчивых морально-этических принципов "человека с ружьем" от криминала.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Получение гражданства РФ для соотечественников из Прибалтики Госдума обсудит осенью

Получение гражданства РФ для соотечественников из Прибалтики Госдума обсудит осенью

0
329
Верховный суд высказался за приватность осужденных

Верховный суд высказался за приватность осужденных

Екатерина Трифонова

Подтверждено, что зэкам тоже необходимо пространство для уединения

0
722
КПРФ прощается с несистемной оппозицией

КПРФ прощается с несистемной оппозицией

Дарья Гармоненко

Коммунисты пытаются взять под контроль потерянный после Жириновского электорат ЛДПР

0
897
Российские волонтеры начали доставку гуманитарных грузов в подконтрольные села Николаевской области

Российские волонтеры начали доставку гуманитарных грузов в подконтрольные села Николаевской области

0
453

Другие новости