1
4888
Газета Спецслужбы Интернет-версия

24.06.2021 20:33:00

Военные атташе предупреждали

Почему фашистская агрессия оказалась внезапной

Владимир Винокуров

Об авторе: Владимир Иванович Винокуров – профессор Дипломатической академии МИД России, руководитель Центра военно-дипломатического анализа и оценок, доктор исторических наук.

Тэги: история, ссср, великая отечественная война, дата начала, разведка


23-10-1480.jpg
Василий Тупиков посылал из Германии
в Москву развернутые доклады о готовящемся
нападении, но руководство сочло их
дезинформацией. Фото с сайта www.mil.ru
80 лет назад началась Великая Отечественная война. То, что составляло нашу реальность, становится историей. Навсегда уходят ветераны, герои и живые свидетели величайшей трагедии и величайшей победы. Их подвиг бессмертен, благодарность им бесконечна. И наша задача сегодня – сохранение этой памяти, недопущение ее искажения.

В советские времена мы были уверены, что нападение немцев было внезапным и вероломным. В учебниках нам объясняли, что немецко-фашистские войска ворвались на нашу землю без предупреждения, нарушив Договор о ненападении между СССР и Германией 1939 года. И это действительно так.

Но в то же время было принято считать, что вторжение в июне 1941 года застало военно-политическое руководство СССР врасплох. Вот это утверждение является ошибочным, поскольку противоречит тому, что докладывали советские военные разведчики задолго до начала войны.

Угрозы конца 1930-х

Оценка угроз безопасности СССР командованием РККА и руководством военной разведки в канун войны приобрела четкие очертания и не была столь многоплановой, как в первой половине 1930-х. После прихода в Германии к власти Гитлера стратегическое планирование стало осуществляться на новых подходах. Главным противником стала считаться Германия, а ее возможными союзниками – Польша, Венгрия, Финляндия, Турция, Румыния, Болгария, Литва, Латвия, Эстония.

Разработанный с учетом этого Генштабом РККА план войны предусматривал, что против СССР может быть развязана агрессия с участием Польши, Эстонии и Финляндии при нейтралитете прочих прибалтийских государств.

Военно-политическая обстановка в мире в конце 1930-х годов была крайне сложной и напряженной. Правительство гитлеровской Германии, проведя модернизацию своих ВС и испытав их в Испании, взяло курс на новый передел мира. К началу 1941 года Германия оккупировала почти всю Европу, получив в свое распоряжение экономические и военные ресурсы большинства европейских государств. Под эгидой Германии была сформирована антисоветская коалиция, в которую вошли Италия, Япония, Финляндия, Венгрия, Румыния, Болгария, Словакия и др.

Перед советской военной разведкой стояла сложная задача – своевременно, точно и по возможности полно информировать руководство страны о планах гитлеровского правительства, особенно касающихся возможного нападения на СССР.

24 марта 1938 года начальник Генштаба Шапошников представил наркому обороны Ворошилову доклад по новому варианту стратегического развертывания ВС СССР. Советскому Союзу надлежало готовиться к войне на два фронта: на западе – против Германии, Италии, Польши и тяготевших к ним Румынии, Финляндии, Эстонии, Латвии и Литвы; на востоке – против Японии.

В течение всего 1940 года ставилась задача срочно докладывать о всех перемещениях и перевооружении немецких войск. Вплоть до их снабжения «лыжным оборудованием для личного состава» и «подготовки войск к действиям в зимних условиях». С первых дней 1941 года ставится задача усилить контроль за немецкими войсками у западной границы СССР. Все сообщения требуют немедленно докладывать шифрованной перепиской.

Советская военная разведка обеспечивала правительство и высшее командование РККА надежной информацией по всем важным вопросам. Сведения об утверждении Гитлером директивы № 21 (план «Барбаросса») были получены военными разведчиками 29 декабря 1940 года – на 11-й день после ее подписания.

Сообщения военной разведки

Первые сведения о подготовке Германии к нападению на СССР начали поступать из военных аппаратов уже осенью 1939-го. Для добывания информации в основном использовались легальные возможности: обработка СМИ, поездки по стране, присутствие на учениях и др.

17 мая 1939 года военный атташе в Латвии полковник Васильев направил и.о. начальника отдела внешних сношений Наркомата обороны полковнику Осетрову доклад о подготовке Германией вторжения в Латвию. Васильев сообщал о резком изменении обстановки в Латвии и «грядущей опасности независимости страны». Приводились конкретные данные: проведение фашистскими организациями несанкционированных мероприятий, усиление пропаганды идей фашизма и прямой агрессии и др.

13 сентября 1939 года военный атташе в Литве майор Коротких направляет в Центр запись своей беседы с литовским политиком Новакасом. Тот сообщил, что начальник департамента германского МИД Клейст в ходе своего визита в июне 1939 года в Польшу и Литву изучал позицию этих стран по вопросу экспансии Германии на восток. Клейст интересовался мнением Новакаса относительно создания Великой Литвы, включающей Советскую Белоруссию, и Великой Украины из советской и карпатской частей.

В августе 1940 года из Риги начинают поступать доклады о сосредоточении немецких войск в Восточной Пруссии и Клайпеде с целью якобы дальнейшей их переброски на английский фронт. Это была явная дезинформация с целью сокрытия подготовки нападения на Советский Союз.

По сообщениям советских военных разведчиков, Германия в начале июля 1940 года начала переброску своих войск на Восток, главным образом в Восточную Пруссию и Польшу. К августу в этих районах было сосредоточено свыше 70 дивизий. Значительная их часть располагалась вблизи от границ СССР.

С сентября 1940 года в Центр начинают поступать конкретные данные от военных атташе из Берлина, Парижа, Лондона, Стокгольма и других столиц о подготовке Германии к войне против СССР.

Донесение из Бухареста 4 сентября: «Между Венгрией и Германией заключен военный союз против СССР. Война против Англии уже не актуальна».

Донесение из Парижа 27 сентября: «Немцы отказались от наступления на Англию, и ведущаяся подготовка к нему является лишь демонстрацией, чтобы скрыть переброску основных сил на Восток. Там уже имеется 106 дивизий».

Донесение из Берлина 29 сентября: «Руководство Германии уверено, что СССР не нападет на нее, а Гитлер, в свою очередь, намерен весной следующего года разрешить все вопросы на Востоке военными действиями».

В подготовленном в июне 1941 года «Перечне донесений военной разведки о подготовке Германии к войне против СССР (январь−июнь 1941 г.)» содержались неопровержимые доказательства подготовки Германии к нападению. Всего в «Перечень» включено 56 документов. Из них 37 донесений (более 60%) были доложены Сталину, Молотову, Тимошенко, Жукову и другим руководителям СССР.

Были своевременно вскрыты политические планы и стратегические замыслы Гитлера. Было установлено, что Германия рассчитывает на внезапность нападения, на захват стратегической инициативы, на полное господство в воздухе. Гитлер замышлял разгромить основные группировки РККА, подавить волю советского народа к сопротивлению. На эти мероприятия он отводил от четырех до шести недель, после чего собирался завершить войну полной оккупацией европейской части СССР.

В военных действиях планировалось использовать германские войска, находящиеся в Норвегии, Финляндии, Венгрии и Румынии, а также ВС этих государств. По данным военных разведчиков, Германия сосредоточила для войны против СССР девять полевых армий – всего 150 дивизий. Основными направлениями действий этой армады были Москва, Ленинград и Киев. Несколько позже поступили сведения о составе немецких группировок и дислокации войск вплоть до батальона.

Донесения генерала Тупикова

Во второй половине марта 1941 года военный атташе в Германии генерал-майор Тупиков направил в Москву «Доклад о боевом и численном составе развернутой германской армии и ее группировке по состоянию на 15.03.41 г.». Доклад содержал более 100 листов машинописи, 30 схем организационных структур боевых частей германской армии, схемы группировки войск и группировки ВВС Германии, схемы организации немецкого армейского корпуса, сводные таблицы боевого состава артиллерийских частей вермахта и ряд других материалов. Данные были предельно точны.

Во второй половине апреля в Центре получили от Тупикова очередной доклад «Группировки германской армии по состоянию на 25.04.41 г.». Анализируя состояние советско-германских отношений на фоне визита в Москву главы МИД Японии Мацуоки, Тупиков сообщает Голикову, что столкновение Германии и СССР – «вопрос сроков, и сроков не столь отдаленных». Тупиков обращает внимание, что «группировка германской армии с осени 1940 года неизменно смещается на восток, и в Восточной Пруссии, Польше и Румынии находится уже «до 118–120 дивизий».

Особую ценность представляла графическая «Схема возможных вариантов действий Германии против СССР», которую Тупиков исполнил лично. Один из трех представленных вариантов действий точно отражал замысел нападения на СССР.

Тупиков пришел к выводам, о которых сообщил начальнику военной разведки:

1. В германских планах войны СССР фигурирует как очередной противник.

2. Сроки начала столкновения – безусловно, в пределах текущего года.

Донесения Тупикова направлялись Сталину, Молотову и часто попадали на стол Берии. 21 июня, за день до начала войны, Берия в докладной Сталину писал: «Я вновь настаиваю на отзыве и наказании нашего посла в Берлине Деканозова, который по-прежнему бомбардирует меня «дезой» о якобы готовящемся Гитлером нападении на СССР. Он сообщил, что это нападение начнется завтра. То же радировал и генерал-майор Тупиков, военный атташе в Берлине... Утверждает, что три группы армий вермахта будут наступать на Москву, Ленинград и Киев, ссылаясь на берлинскую агентуру».

Донесения из Венгрии и Румынии

Тревожные сообщения поступали и от военного атташе в Венгрии полковника Ляхтерова.

Сообщение от 30 апреля. «Немецкие солдаты говорят, что они получат несколько дней отдыха, затем будут отправлены в Польшу к границе СССР. Другая часть немецких войск из Югославии направляется в Румынию. В Будапеште и Бухаресте имеется много слухов о предстоящей войне между Германией и СССР».

Сообщение от 1 мая. «Немецкие войска из Белграда уходят в Польшу и из Виша – в Румынию к советской границе... Среди немецких войск муссируются слухи, что через 20 дней Англия снимется со счета как военный фактор, и неизбежна война против СССР в ближайшее время».

Сообщение 8 мая. «Вагнер сообщил, что 6 мая два пьяных немецких офицера заявили в ресторане, что вся Европа теперь германская. На замечание штатских, что существует еще Россия, они заявили, что кулак против СССР уже сосредоточен и не сегодня завтра, Германия ударит по СССР. Берлинское опровержение о сосредоточении немецких войск на границе СССР только для общественного мнения... Француз, турок и американец сообщили, что в Будапеште проезжающие немецкие офицеры и солдаты открыто говорят о предстоящей войне против СССР».

Сообщение от 23 мая. «Словацкий посол и военный атташе считают войну между Германией и СССР неизбежной. Нападение должно быть произведено исключительно мотомеханизированными и моторизованными частями в ближайшее время. Американский военный атташе в Румынии сказал словаку, что немцы выступят против СССР не позднее 15 июня».

Сообщение от 15 июня. «Словак сообщил: Кроме пяти немецких дивизий, переброшенных 3 недели назад из района Прешов в Польшу, с 9 июня в районе Прешов-Вранов появились 4 новые дивизии, из них 2 мотомехдивизии... К 15 июня немцы закончат стратегическое развертывание против СССР».

23-11-1480.jpg
Подписанный в 1939 году договор
о ненападении между СССР и Германским
рейхом стал основой недоверия Сталина
ко всем донесениям о готовящейся агрессии
немцев. Слева направо: Вячеслав Молотов,
Иосиф Сталин, Фридрих Вернер
фон дер Шуленбург, Иоахим фон Риббентроп.
Фото из Федерального архива Германии
Анализируя взгляды командования вермахта на возможность развязывания войны против СССР, военный атташе в Румынии 28 мая пишет в Центр: обобщая, можно сказать, что война против СССР вообще не представляет проблемы с военной точки зрения. В два-три месяца немецкие войска будут стоять на Урале. Механизированная русская армия поставит себя под удар немецкого наступления в западной части СССР и будет там разбита наголову в кратчайший срок, так как Красная армия со своим устаревшим броневым оружием и устаревшей авиацией не будет в состоянии устоять... В немецких посвященных кругах нет ни одного человека, который имел хотя бы малейшее сомнение в немедленной победе над СССР.

В политическом отношении акции против СССР выглядят труднее. По немецким планам нельзя ожидать восстановления частной собственности в СССР после вступления немцев. Русские крестьяне, как и до сих пор, должны будут производить продукцию в общественных формах... Предусматривают разделение СССР на отдельные государства, однако с немецкой стороны будут избегать по возможности привлечения эмигрантов и вообще не будут спешить при установлении нового политического положения СССР. План создания самостоятельной Украины с собственным национальным правительством является в настоящее время неактуальным... Войска для умиротворения СССР и для обеспечения немецкого господства в занятых русских областях имеются в достаточном количестве... С немецкой стороны считаются с тем, что Германия должна получить Россию разрушенной саботажем. Однако также и в этом отношении с немецкой стороны сделаны все приготовления...

Должен сказать, что заметное «затишье», неясность с Гессом и молчание прессы по этому вопросу, усиленное движение немцев и нахальное поведение румынской прессы дают право думать о все продолжающейся подготовке немцев к войне с нами».

Другие сообщения

В упомянутом «Перечне» есть несколько донесений от военного атташе во Франции генерал-майора Суслопарова. 4 марта 1941 года он доложил в Москву, что, по данным, полученным от крупного венгерского чиновника, «в этом году Германия выступит против СССР». 27 марта Суслопаров сообщил в Центр, что «создаваемая немцами группировка войск направлена главным образом против Украины, которая должна стать продовольственной и нефтяной базой Германии».

За считаные часы до начала войны атташе в радиограмме сообщал:

«Как утверждает наш резидент Жильбер, которому я, разумеется, нисколько не поверил, командование вермахта закончило переброску своих войск на советскую границу и завтра, 22 июня 1941 года, они внезапно нападут на Советский Союз».

На этом донесении рукой Сталина красными чернилами начертана резолюция: «Эта информация является английской провокацией. Разузнайте, кто автор этой провокации, и накажите его».

Достаточно обстоятельными были сообщения военного атташе в Югославии генерал-майора Самохина. 9 марта 1941 года он писал: «Германский генштаб отказался от атаки английских островов, ближайшей задачей поставлено – захват Украины и Баку, которая должна осуществиться в апреле-мае текущего года, к этому сейчас подготавливаются Венгрия, Румыния и Болгария».

Сообщение от 4 апреля: «Немцы перебрасывают в Финляндию войска... По сообщению военного атташе Югославии в Берлине, немцы перебрасывают из Австрии в Венгрию 10 пехотных и 3 бронетанковые дивизии в район Печуй-Сегедин, он же сообщает, что немцы готовятся в мае напасть на СССР... Против СССР немцы имеют три группировки: Кенигсбергская – генерал Рундштейн. Краковская – генерал Бласковиц или Лист. Варшавская – генерал Бек».

За полтора месяца до начала войны, 6 мая, Сталин получает тревожное донесение наркома ВМФ Кузнецова. «Военно-морской атташе в Берлине капитан 1 ранга Воронцов доносит:

Советско-подданный Бозер (еврей, бывший литовский подданный) сообщил помощнику нашего моратташе, что, со слов одного германского офицера из ставки Гитлера, немцы готовят к 14 мая вторжение в СССР через Финляндию, Прибалтику и Румынию. Одновременно намечены мощные налеты авиации на Москву и Ленинград и высадка парашютных десантов в приграничных центрах».

Ранним утром 22 июня 1941 года радист аппарата ВАТ в Берлине по указанию генерал-майора Тупикова направил в Центр самую короткую в его жизни радиограмму. В ней было всего одно слово: «ГРОЗА!»

В это время германская авиация уже бомбила Киев, Минск и другие советские города.

Доклад генерала Голикова

20 марта 1941 года начальник Разведывательного управления Генштаба генерал-лейтенант Голиков докладывал в НКО, СНК СССР и ЦК ВКП(б):

«Большинство агентурных данных, касающихся возможности войны с СССР весной 1941 г., исходят от англо-американских источников, задачей которых на сегодняшний день, несомненно, является стремление ухудшить отношения между СССР и Германией. Вместе с тем... из всех высказываний, полученных нами в разное время, заслуживают внимания следующие:

1. Геринг якобы согласен заключить мир с Англией и выступить против СССР.

2. Японский ВАТ передает, что якобы Гитлер заявил, что после быстрой победы на Западе он начнет наступление против СССР...

4. Турецкая газета «Сон Поста» сообщает, что германский командующий войсками в Австрии, обращаясь к войсковым частям, заявил, что главным врагом Германии являются русские и что на германских солдат может быть возложена задача еще большего расширения границ Германии.

5. Американский посол в Румынии в своей телеграмме в Вашингтон сообщает, что Джигуржу имел беседу с Герингом, в которой последний сказал, что если Германия не будет иметь успеха в войне с Англией, то она вынуждена будет перейти к осуществлению своих старых планов по захвату Украины и Кавказа...

7. Гитлер намерен весною 1941 г. разрешить вопрос на Востоке...

8. Столкновение между Германией и СССР следует ожидать в мае 1941 г. Источником подчеркивается, что это мнение высказывается как в военных кругах, так и в кругах МИД. Никто не реагирует одобрительно на эти планы. Считает, что распространение войны на СССР только приблизит конец национал-социалистического режима...

Из наиболее вероятных вариантов действий, намечаемых против СССР, заслуживают внимания следующие:

1. Вариант № 1, по данным анонимного письма, полученного нашим полпредом в Берлине от 15 декабря 1940 г.: «...Основное направление удара: а) от Люблина по Припяти до Киева; б) из Румынии между Яссы и Буковиной в направлении Тетерев и в) из Восточной Пруссии на Мемель, Виллинг, р. Березина и далее вдоль Днепра на Киев»;

2. Вариант № 2, по данным КОВО от декабря 1940 г.: «...Три главных направления удара: а) из Восточной Пруссии в направлении Литвы, Латвии и Эстонии. Этот удар имеет те преимущества, что Литва, Латвия и Эстония сразу же становятся союзниками Германии... б) через Галицию и Волынь... Группа войск 2-го и 3-го направлений окружает войска противника в Мало-Польше. На остальном участке наносятся вспомогательные удары на фронтальном направлении с целью очищения всей остальной территории».

3. Вариант № 3, по данным нашего агентурного донесения на февраль 1941 г.: «...Для наступления на СССР создаются три армейские группы: 1-я группа под командованием генерал-фельдмаршала Бок наносит удар в направлении Петрограда, 2-я группа под командованием генерал-фельдмаршала Рундштедт – в направлении Москвы и 3-я группа под командованием генерал-фельдмаршала Лееб – в направлении Киева. Начало наступления на СССР ориентировочно 20 мая».

Вывод:

1. На основании всех приведенных выше высказываний… считаю, что наиболее возможным сроком начала действий против СССР являться будет момент после победы над Англией или после заключения с ней почетного для Германии мира.

2. Слухи и документы, говорящие о неизбежности весною этого года войны против СССР, необходимо расценивать как дезинформацию, исходящую от английской и даже, может быть, германской разведки».

Раболепие или недоверие

В секретной записке от 19 мая 1956 года маршал Жуков писал: «Неудачи первого периода войны Сталин объяснял тем, что фашистская Германия напала на Советский Союз внезапно. Это исторически неверно. Никакой внезапности нападения гитлеровских войск не было. О готовящемся нападении было известно, а внезапность была придумана Сталиным, чтобы оправдать свои просчеты в подготовке страны к обороне».

Авторы многочисленных исследований по проблеме внезапности Великой Отечественной пришли к выводу, что Москва получила в общей сложности около 100 предостережений о планах нападения Германии. Ф.И. Голиков после войны заявлял, что военная разведка имела надежные источники секретной информации по целому ряду стран, включая и Германию.

Тем не менее, как следует из его доклада, Голиков, не верил большинству источников. Жуков, который в то время был начальником Генштаба, впоследствии говорил, что доклады Голикова передавались только Сталину. Может быть, это преувеличение. Но ни Жуков, ни Тимошенко не имели доступа к большей части разведывательной информации, которая указывала на возможность немецкого нападения.

Многие обвиняют Голикова в том, что он составлял свои доклады, «чтобы угодить Сталину». Но доклады Голикова были результатом не только его раболепства. Голиков разделял веру Сталина в замышляемый англичанами заговор с целью рассорить его с Гитлером.

Подозреваются все

Подозрения Сталина насчет английского заговора усиливались попытками Черчилля предупредить его об истинных намерениях Гитлера. Из всех государственных деятелей Запада Сталин менее всего доверял Черчиллю. Тот еще во время Гражданской войны проповедовал антибольшевистский крестовый поход. Черчилль организовал кампанию за разрыв дипломатических отношений с СССР в 1927-м. Теперь он снова пришел к власти, и Сталин считал, что Черчилль вынашивал новый антисоветский заговор.

Одним из самых серьезных предупреждений о планах Германии было письмо от Черчилля от 25 июня 1940 года, переданное 1 июля Сталину новым послом Великобритании Криппсом. Предупреждение Черчилля основывалось на точной оценке будущей стратегии Гитлера. Но Сталин рассматривал это письмо как еще одно свидетельство заговора, который имел целью спровоцировать войну между СССР и Германией.

Молотов передал германскому послу Шуленбургу ноту, в которой германская сторона была проинформирована о предупреждении Черчилля. Сталин информировал Гитлера и о других предостережениях, получаемых от Великобритании и США, очевидно, боясь, что, если он не сделает этого, Гитлер может заподозрить его в сговоре с врагами фюрера.

Вера Сталина в замышляемый англичанами заговор умело поддерживалась самой Германией. Немецкое командование постоянно заявляло, что слухи о готовящемся нападении Германии на СССР распространяются Британией, которая пытается «мутить воду в колодце». Теория заговора получила подтверждение после загадочного полета Гесса 10 мая 1941 года.

Впрочем, Сталин начинал подозревать в организации заговора и Германию. Подозрения его усилились после предупреждения, сделанного втайне послом Германии графом Шуленбургом. В начале июня Шуленбург пригласил посла СССР в Берлине Деканозова, который ненадолго приехал в Москву, на завтрак в своей резиденции. На завтраке присутствовало всего несколько человек, включая Хильгера, советника посольства, и Павлова, переводчика Сталина и Молотова.

Позднее Хильгер заявлял, что Шуленбург воспользовался этим завтраком, чтобы предупредить Деканозова о существующем плане нападения Германии на Советский Союз. По словам Микояна, Шуленбург сказал Деканозову: «Возможно, история дипломатии не знает ничего подобного, но я открою вам самый большой секрет нашей страны... Гитлер принял решение начать войну против Советского Союза 22 июня. Вы спросите меня, зачем я это делаю. Я был воспитан в традициях Бисмарка, который всегда был против войны с Россией».

Как отмечают многие историки, феномен провокации занимал центральное место в видении Сталиным обстановки в мире. Голиков, как и Сталин, рассматривал провокацию как орудие заговора, замышляемого Западом против СССР. Обладая самой разветвленной в мире сетью аппаратов военных атташе, которые предупреждали о приближающейся опасности, Советский Союз 22 июня 1941 года подвергся совершенно неожиданному нападению фашистской Германии.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(1)


Олег 22:12 25.06.2021

На столе у Сталина было не 100, а 2000 донесений от разных источников разной степени достоверности с очень широким диапазоном дат нападения Германии. Сейчас, с точки зрения "послезнания", каждый мнит себя экспертом и тыкает своим "послезнанием" Сталину.



Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Как Венгрия, смеясь, рассталась со своим прошлым

Как Венгрия, смеясь, рассталась со своим прошлым

Геннадий Петров

Почему в Будапеште одновременно борются с коммунизмом и ностальгируют по нему

0
1392
Создатель российской авионики

Создатель российской авионики

Валерий Агеев

Памяти Гиви Джанджагавы

0
1500
Цена «копейки»

Цена «копейки»

Игорь Атаманенко

Как разведчики в ФРГ итальянский автозавод сторговали

0
1436
Великая баснословная война

Великая баснословная война

Максим Кустов

Некоторые мифы о Второй мировой повторяют десятилетиями

0
2608

Другие новости

Загрузка...