1
24478
Газета Войны и конфликты Интернет-версия

12.07.2013 00:01:15

В пяти минутах от войны

Репортаж военного журналиста из столицы Сирии

Александр Сладков

Об авторе: Александр Валерьевич Сладков – специальный корреспондент ВГТРК.

Тэги: Сирия, конфликты, война


Сирия, конфликты, война Снимок на память с солдатами правительственных войск на фоне боевых трофеев. Фото предоставлено автором

Сирия. Эта страна так и не стала Меккой для репортеров мира, интересующихся войной. Как это случалось, например, с Ираком или Афганистаном в начале этого века. Или с Таджикистаном в начале 90-х годов прошлого века. Несмотря на то что война в этой стране идет настоящая. Жестокая и по своим результатам непредсказуемая.
А было-то как? Волнения, мятеж, быстрая помощь восставшим со стороны… Все думали, что молодой, по некоторым данным даже мажорный президент страны Башар Асад ляжет. Сдастся, сложит с себя полномочия, уедет доживать свою безбедную жизнь где-нибудь на Канарах. Нет. Его не испугали ни США, ни европейские ястребы, ни преданные Новому Свету арабские государства. Он закусил удила и пошел в бой. Да, ему помогают Иран, Китай и Россия. Но! Против целый блок – НАТО. В том числе ближайшая Турция.
Итак мы (съемочная группа «Вестей») отправляемся освещать события. Перелет до Бейрута. Ливан – сосед Сирии. Его центральный аэропорт – самая безопасная точка приземления для отправляющихся в Дамаск. От Бейрута до Дамаска – чуть более 100 км. Сначала граница. Ночью, а мы прилетели под утро, проходить ее не так муторно, как днем. Далее на сирийской стороне восемь постов. На каждом проверка: «Русские? Проезжайте!» Отношение почти как к родственникам.
Дамаск. Центр города. Самая что ни на есть обычная восточная жизнь. Ну разве что посты полицейские на перекрестках и у мостов. Пулеметные позиции, обложенные мешками с песком. Все. А так… Кафе, магазинчики, дети, женщины. Мужчины расслабленные. Суета базарная. Единственное, торговцы иной раз разводят руками и цокают языком: «С перламутровыми пуговицами? Извините, нет (и виновато) – фабрику разбомбили». И почти всегда это правда.
Чуть ближе к окраинам – огороженные бетоном военные объекты. Направлять в их сторону объектив запрещено. Везде портреты лидера Асада. В городе – в штатском костюме. На военных объектах – в камуфляже. А иногда в камуфляже и темных очках.
Иностранные журналисты в Дамаске проживают в гостинице. В одной из самых лучших в городе. Бассейн, спортзал, Очень удобно. Война? Вот она, под боком! Впрочем, из «иностранных» я видел лишь группу с Первого канала. Однажды, в фойе. На съемках мы не встречались.
Первый выезд на съемки. Казалось бы, за черту города. Но выясняется, что ехать до войны от центра города – пять минут. Число шлагбаумов резко увеличивается. Потом развалины и наконец штаб. Генерал, не выходя из-за стола, докладывает обстановку: «Мы освободили важнейший городской район. Хароста. Они серьезно здесь укрепились!» Нам показывают трофейные фотокарты: все посты, все армейские объекты на них обозначены как первоочередные цели.   
 
Надев бронежилеты, отправляемся на только что освобожденную от боевиков территорию. Дома, производственные здания растерты снарядами в труху. Оборона отбитого плацдарма очаговая. Тут подразделение, там. Протискиваемся среди развалин. Нам представляют: «Полковник Аднан». Кто он, за что отвечает – никто не скажет. Полковник вводит в курс дела: «Снайперы у них хорошие. Профессиональные. Не наши. Скорее всего чеченцы».
Действительно, канонады нет. Редкие выстрелы. Щелчки. Кто был на войне, а не просто блогером развлекается, знает: «щелк» – это по тебе, в твою сторону. Так стреляют редко-редко. В основном по делу, а не «по площадям».
Двигаем дальше. Новое подразделение. Офицер Ибрагим:
«Здания здесь крепкие, фундаментальные. Они здесь и минометы держали, и пушки. Снайперы на крышах сидели, пулеметчики».
Тяжело. Путешествуем по развалинам, и полпути бегом. Секторы обстрела известны только сирийским военным. Они подсказывают, больше жестами, чем словами: «Левее! Левее прими!», «Бегом!», «Нагнись, нагнись!!!»
Еще один подвал. Целая выставка: самодельные боеприпасы. Фугасы, переделанные из танковых зарядов, мины с нарезанными сваркой хвостовиками, вылитые в песочных формах гранаты и маленькие, цилиндрические «хаттабки» с торчащим бикфордовым шнуром. Посередине подвала – промышленная кофемолка, переделанная под тротил-машину. В ней варили взрывчатые вещества.
Командир местной группы, Абу-Башар, общается без капризов:
«Вот вам Хароста! Сколько времени взять не могли! Тут у них штаб был и суд – казнили провинившихся по их понятиям здесь же! А мы трассу освободили на Хомс! Теперь и помощь боевикам не пойдет, и нам проще своим помогать в Хомсе!»
Под конец нашего путешествия Абу-Башар в сердцах воскликнул: «Бог в небесах, Сирия на земле, а Башар Асад в сердце»!
Правда, на камеру он это повторить не захотел.   
Дамаск

статьи по теме


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Пентагон продолжает провоцировать Россию

Пентагон продолжает провоцировать Россию

Владимир Иванов

Черное море стало зоной особого внимания воздушной разведки Америки

0
819
Коалиция «За честные выборы» может объединить оппозиционеров

Коалиция «За честные выборы» может объединить оппозиционеров

Дарья Гармоненко

В оргкомитет совместных действий приглашены все партии, кроме «Единой России»

1
1080
Несогласные пытаются оживить низовую политику

Несогласные пытаются оживить низовую политику

Дарья Гармоненко

Власть стала обращать внимание на оппозиционные муниципальные проекты

0
1127
Конституционный суд признал право СКР на собственную экспертизу

Конституционный суд признал право СКР на собственную экспертизу

Екатерина Трифонова

Адвокаты не верят в объективность специалистов, связанных с правоохранителями

0
934

Другие новости

Загрузка...