0
5360
Газета Вооружения Интернет-версия

07.09.2023 20:22:00

Черное море просит вертолеты

Винтокрылые машины нужны для контроля над судоходством

Вячеслав Иванов

Владимир Карнозов

Об авторе: Вячеслав Викторович Иванов – военный эксперт, историк; Владимир Александрович Карнозов – ответственный редактор НВО.

Тэги: вооружения, сво, специальная военная операция, россия, черноморский флот, вертолеты, применение

Все статьи по теме "Специальная военная операция в Украине"

вооружения, сво, специальная военная операция, россия, черноморский флот, вертолеты, применение Разработанный для МЧС, вертолет Ка-226 также выпускается в палубном варианте для сторожевых и патрульных кораблей. Фото Владимира Карнозова

Специальная военная операция (СВО) по демилитаризации и денацификации Украины идет более полутора лет, в том числе на водных просторах. Заявив о прекращении действия зерновой сделки с 18 июля, Москва взялась с полуночи 20 июля установить жесткий контроль за судоходством в северо-западной части Черного моря.

Министерство обороны Российской Федерации (МО РФ) объявило, что все суда, следующие в подконтрольные киевскому режиму порты, будут рассматриваться как потенциальные перевозчики грузов военного назначения и считаться вовлеченными в украинский конфликт на стороне противника. Затем пришло пояснение Министерства иностранных дел: российские военные моряки будут останавливать подозрительные суда для проведения досмотра.

На практике с учетом расстояний, состояния окружающей среды и противодействия Вооруженных сил Украины (ВСУ) такое возможно лишь с помощью сторожевых и патрульных кораблей Военно-морского флота (ВМФ) и береговой охраны Пограничной службы ФСБ России. Причем не любых, а мореходных, способных довольно длительное время патрулировать заданный район Черного моря.

Единственным подходящим типом в составе Черноморского флота (ЧФ) ВМФ России выступают корабли проекта 22160. Они довольно крупные (стандартное водоизмещение 1500 тонн, экипаж 80 офицеров и матросов). Головной «Василий Быков» вошел в состав ЧФ ближе к концу 2018 года, за ним в 2019–2022 годах последовали «Дмитрий Рогачев», «Павел Державин» и «Сергей Котов». Они предназначены для охраны морской экономической зоны в мирное время и обеспечения устойчивости сил и объектов флота (путем обороны районов базирования) в случае вооруженного конфликта. Автономность составляет 60 суток, дальность плавания – до 6000 морских миль, скорость – до 30 узлов. Эти 94-метровые корабли вооружены трехдюймовой башенной артиллерийской установкой и несколькими крупнокалиберными пулеметами, а в кормовой части оборудован ангар и взлетно-посадочная площадка для авиационной техники, имеется хранилище авиатоплива и авиабомб объемом 30 куб. м.

МАЛОЧИСЛЕННОСТЬ

В ходе эксплуатации у кораблей проекта 22160 выявлены технические недочеты, но самый главный их недостаток – малочисленность. Нехватка подобной техники нашла отражение в том, что в августе отмечались лишь единичные случаи остановки торговых судов сторожевыми кораблями ВМФ России, выполняющими патрулирование там, где ранее пролегал так называемый «водный гуманитарный коридор» для зерновозов.

Видимо, по озвученной выше причине российские военные моряки не смогли остановить и обследовать контейнеровоз под флагом Гонконга, проследовавший из Одессы в Стамбул. Согласно данным сервиса по судоходству MarineTraffic, контейнеровоз Joseph Schulte простоял в Одессе почти 16 месяцев, как «вдруг» пришел в движение ближе к концу июля. Судно стало первым после выхода Москвы из зерновой сделки, покинувшим Украину с грузом сельхозпродукции (по данным Киева, на нем было 30 тыс. т груза).

По сведениям The Wall Street Journal, американская сторона вместе с Украиной, Турцией и другими странами прорабатывает альтернативный маршрут экспорта украинского зерна без участия России. Киев уже успел проложить некий водный путь к Босфору, обозначив его в обращении к Международной морской ассоциации (IMO). Как пояснили в Министерстве инфраструктуры Украины, предложенный коридор будет использоваться в первую очередь для выхода тех судов, что пребывали в портах Украины до 23 февраля прошлого года.

По-видимому, Joseph Schulte был использован для «тестирования» облюбованного Киевом морского пути. Пока контейнеровоз шел к Босфору, ему навстречу 30 июля выдвинулись три сухогруза. Игнорируя предупреждение Москвы, греческое, израильское и турецко-грузинское суда проследовали в обход российских патрулей в Измаил. Правда, загрузиться там зерном и спокойно проследовать тем же путем обратно не получилось: после нанесенного огневого воздействия инфраструктура порта оказалась не способна обслуживать прибывшие суда.

Однако все это не помешало президенту Украины утверждать, что его подчиненные сумели создать «альтернативный зерновой коридор в Черном море». По словам Владимира Зеленского, водный путь сможет стабильно функционировать только в случае, если западные партнеры окажут помощь «в усилении воздушного щита… для защиты Одессы» и других портов. Конкретно – Зеленский обратился к Греции с просьбой передать ВСУ ранее закупленные этой страной в России зенитные ракетные комплексы С-300ПМУ. «Это может быть историческим вкладом Греции в общеевропейскую безопасность, если вы поможете именно в защите Черноморской акватории», – сказал он. Пока, однако, ни Греция, ни другие государства – члены Североатлантического союза не горят желанием предпринимать какие-либо серьезные шаги по вооруженной защите «водного пути», намеченного киевским режимом для экспорта украинского зерна.

ПОКАЗАТЕЛЬНЫЙ СЛУЧАЙ

Широкий резонанс получила высадка российских морских пехотинцев на турецкий сухогруз, следующий в Измаил, с последующим обследованием его содержимого. Операция прошла ранним утром 13 августа с участием палубного вертолета Ка-29, базирующегося на сторожевой корабль «Василий Быков». Сухогруз «Шюкрю Окан», идущий под флагом Палау, был обнаружен российскими военными в зоне, ранее объявленной опасной для мореплавания. Приблизившись к нарушителю, сторожевик попросил его остановиться для досмотра на предмет перевозки запрещенных грузов. Турецкая команда отреагировала своеобразно – прибавила скорости. Тогда российский патруль открыл предупредительный огонь из автоматического стрелкового оружия, выпустив несколько очередей трассирующими пулями из пулемета калибра 14,5 мм.

С палубы «Василия Быкова» взлетел Ка-29 с группой российских военнослужащих. Эти действия подвигли турецких мореплавателей выйти на контакт по радиосвязи. Досмотровая группа высадилась на сухогруз и после его проверки (ничего запрещенного на борту обнаружено не было) разрешила капитану продолжить движение.

Из произошедшего можно сделать следующие выводы. Первый: сторожевой корабль должен быть достаточно быстроходным, чтобы догнать нарушителя. Однако одного этого недостаточно, ведь обездвижить «Шюкрю Окан» получилось только с помощью морпехов. Высадившись с вертолета на борт, вооруженные до зубов бойцы ворвались на ходовой мостик и «поговорили по душам» с непослушным капитаном. Лишь под дулом автоматов тот отдал своим подчиненным приказ заглушить дизель и сопроводить досмотровую группу в туре по помещениям судна. Через пару дней МО РФ распространило короткий видеоролик, рассказывающий о действиях российских морпехов. Он выпущен в назидание тем судовладельцам, кто направляет свои активы «туда, где опасно». Как указали в оборонном ведомстве, работа инспекционной группы прошла «профессионально и в соответствии с требованиями международных документов».

Как заявил телеканалу CNN представитель компании-судовладельца, по итогам досмотра капитан сухогруза подписал бумагу о том, что судну не было причинено «никакого ущерба и повреждений», никакой груз изъят не был.

Со своей стороны Анкара предупредила Москву о риске роста напряженности в Черном море в случае повторения ситуаций, подобных случившемуся с «Шюкрю Окан». С соответствующим заявлением выступил Центр по борьбе с дезинформацией, учрежденный под эгидой управления по коммуникациям администрации турецкого президента Реджепа Тайипа Эрдогана. В тексте указано на необходимость «избегать случаев, способных усилить напряженность в Черном море». Вместе с тем в Анкаре отметили, что «Шюкрю Окан» – «судно не под турецким флагом» (хотя и принадлежит турецким собственникам), и что «флаг судна является определяющим с точки зрения международного права» при проверке силовыми структурами в международных водах.

Второй практический вывод из случая 13 августа: сторожевой корабль должен иметь вертолет, способный вместить группу захвата и произвести ее высадку на борт подозрительного судна. А в случае возникновения необходимости еще и оказать морпехам огневую поддержку. На все это способен десантно-штурмовой вертолет Ка-29, по счастью находившийся на борту «Василия Быкова». По счастью, потому что подобных винтокрылых машин в составе авиации ВМФ России осталось совсем немного. С развалом Советского Союза производство Ка-29 прекратилось. Более того, почти десяток лет сохранившиеся в исправном состоянии аппараты находились на хранении. Оттуда их вывели лишь накануне СВО. Сегодня прошедшие восстановительный ремонт Ка-29 наряду с Ми-8/17 и Ка-27 совершают вылеты по охране крымского побережья и несут боевое дежурство на кораблях ВМФ России.

33-9-2480.jpg
Не окажись на борту «Василия Быкова»
вертолета Ка-29, выполнить остановку
и досмотр судна, следующего в Измаил,
было бы гораздо сложнее. 
Фото Владимира Карнозова
ИЗДЕЛИЯ МАРКИ «КАМОВ»

Ка-29 создан на платформе базового Ка-27, который выпускался в вариантах противолодочного (Ка-27ПЛ) и поисково-спасательного (Ка-27ПС). Странам-партнерам по военно-техническому сотрудничеству (ВТС) поставлялся Ка-28, представляющий экспортное исполнение Ка-27ПЛ. Помимо того, платформа Ка-27 послужила основой для создания вертолета поиска и обнаружения Ка-31. Серийный выпуск последнего велся по иностранным заказам, все товарные образцы отправились в Индию и Китай. Себе же Россия-матушка оставила лишь опытные экземпляры, построенные для проведения летных испытаний. О подобных случаях в народе говорят: «Сапожник без сапог».

В 2019 году телерадиокомпания «Звезда» показала репортаж, как один Ка-31 после внедрения доработок приступил к производству полетов под управлением военных летчиков на патрулирование черноморского побережья. Как сложилась судьба других летных прототипов Ка-31, неизвестно, как и выпускается ли эта модель по заказам МО РФ. Между тем, будь такие вертолеты в наличии, они бы очень пригодились при проведении СВО, для выполнения задач по обзору морского и воздушного пространства при выполнении полетов как с аэродромов, так и соответствующим образом оборудованных кораблей.

При всех достоинствах напичканный блоками радиоэлектронной аппаратуры Ка-31 не подходит в роли средства высадки морских пехотинцев на борт подозрительных судов. К тому же «летающий радар» (главный сенсор на борту – станция радиолокационного обзора типа «Око») слишком дорог для такого использования.

Противолодочный Ка-27ПЛ тоже не подойдет для подобного применения, поскольку тоже «забит» целевым оборудованием, включая магнитный обнаружитель АМП-73 (экспортный вариант – АЛМ-73) и опускную гидроакустическую станцию «Рось-В». Вместе с тем Ка-27ПЛ хорош тем, что в случае необходимости его можно использовать для огневого поражения морских целей. Вертолет способен нести одну торпеду АТ-1 или АТ-3, либо две торпеды «Калибри» (а индийские – еще и иностранные аналоги А244S Whitehead), либо 4 глубинные бомбы ПЛАБ-250.

Транспортно-боевой вертолет Ка-29 тоже хорошо вооружен, но иначе. На четырех внешних пилонах он способен нести 4 блока Б8В20А с 80 неуправляемыми реактивными снарядами С-80 калибра 80 мм. Альтернативные варианты нагрузки: пара зажигательных блоков 3Б-500, 2 универсальных пушечных контейнера УПК-23–500, 8 противотанковых ракет «Шторм» или бомбы общей массой 500 кг. Но главное достоинство машины – она может взять на борт 16 вооруженных десантников с полным снаряжением.

Как показали события 13 августа, экипаж Ка-29, базирующийся на сторожевике «Василий Быков», отлично справился с поставленной задачей. Однако эта машина избыточна для подобных операций. Как и все другие варианты исполнения базового Ка-27, она довольно крупная: максимальная взлетная масса составляет 12 т. Два турбовинтовых двигателя по 2200 л.с. разгоняют вертолет до скорости 285 км/час, но при этом расходуют много топлива, а на борту сторожевого корабля оно на вес золота.

Как отмечалось выше, Ка-29 машина редкая. Согласно справочнику The Military Balance, в 2008 году российская морская авиация обладала двумя сотнями вертолетов семейства Ка-27, из которых лишь 30 выполнены в десантно-штурмовой модификации. Остальные поровну распределены между Ка-27ПЛ и Ка-27ПС.

В случае необходимости для высадки небольшой инспекционной группы на остановленное для досмотра судно можно использовать поисково-спасательный вертолет. Согласно некоторым справочникам, Ка-27ПС также может нести оружие: один блок Б8В20А либо один контейнер УПК-23–500 с двухствольной скорострельной пушкой калибра 23 мм. Из всего семейства у него самая большая дальность полета – до 1100 км против 500–800 для противолодочного варианта и 250 – десантно-штурмового.

ПЕРСПЕКТИВНАЯ ТЕХНИКА

Перспективным для применения с боевых кораблей считается новейшая разработка ОКБ им. Камова – Ка-52К «Катран». Он создан на базе ударного вертолета Ка-52 Армейской авиации, с большим успехом применяющийся в зоне СВО. Подобные машины наносят огневое поражение бронетехнике ВСУ при помощи управляемых ракет «Вихрь» и обстреливают площадные цели неуправляемыми ракетными снарядами калибра 80–130 мм.

В отличие от базового вертолета «Катран» имеет складную систему винтов, чем обеспечиваются лучшие условия для базирования в тесных ангарах боевых кораблей. Когда станут доступными серийные Ка-52К, флот получит могучее средство усиления огневой мощи кораблей дальней морской зоны.

«Катран» может нести большой арсенал управляемого оружия, включая противокорабельные ракеты Х-35 с дальностью пуска 130 км (вариант Х-35У – до 235 км). Выдача целеуказания ведется при помощи бортового радиолокатора, размещенного в носовой части Ка-52К. Данный вертолет может оказать огневую поддержку морпехам и группам захвата, но не в состоянии перевозить их ввиду отсутствия свободного места на борту – все занято целевой аппаратурой.

Из имеющихся сегодня в производстве на заводах ПАО «Вертолеты России» серийных изделий для сторожевых и патрульных кораблей (а они имеют сравнительно малое водоизмещение) лучше всех подходит палубный вариант Ка-226. Фактически он представляет морской вариант исполнения (применены сложенные лопасти для уменьшения потребного ангарного пространства) базового Ка-226, разработанного для решения задач Министерства по чрезвычайным ситуациям. Первое применение Ка-226ТМ – на кораблях береговой охраны Пограничной службы ФСБ России. Выпуск морского варианта начался в 2016 году, число готовых образцов пока ограниченное.

Ка-226 интересен тем, что он значительно легче (максимальный взлетный вес 3,4 т против 12) и компактнее основного вертолета ВМФ России – Ка-27. При этом тоже имеет соосную схему винтов, показавшую себя при полетах с палубы лучше, чем классическая схема (несущий винт и рулевой пропеллер).

По причине полного отсутствия в линейке «Вертолетов России» машин легкого класса (были разработаны и испытаны, но не пошли в производство Ми-34, «Актай» и т.п.), Ка-226 и близкий к нему по размерам «Ансат» (классической компоновки) порой относят к легким, что создает некую путаницу. По международной классификации, и Ка-226, и «Ансат» относятся к средним вертолетам, Ми-8/17 и Ка-27 – тяжелым, Ми-26 – сверхтяжелым.

Как бы стараясь оправдать подобное отношение, Ка-226 может брать на борт до 7 пассажиров (в соответствующей комплектации сменным модулем). Такого числа достаточно для выполнения задачи по высадке инспекционной группы на (невооруженное) судно-нарушитель (на борту которого нет боевиков, готовых оказать вооруженное сопротивление).

Поскольку на кораблях всегда есть проблема нехватки места, выбор подходящего типа вертолета ведется с учетом размеров летательного аппарата, летной палубы и бортового ангара. С этой точки зрения морской вариант Ка-226 представляется хорошим решением для сторожевых и патрульных кораблей ВМФ и ФСБ России. Неудивительно, что ПАО «Объединенная судостроительная корпорация» (ОСК) при демонстрации на различных выставках масштабных моделей своих изделий размещает на их летных палубах модель вертолета Ка-226ТМ. Таковую, в частности, можно увидеть в павильоне ОСК в Кубинке на моделях кораблей проектов 22160, 22800 (мод.) и других.

Можно, конечно, использовать и гораздо более тяжелый Ка-29 – но тот требователен к размеру летной площадки и ангара. Достаточный для хранения Ка-29 ангар вместит несколько Ка-226, что следует иметь в виду при планировании морских операций.

Выбор тяжелого вертолета логичен, если требуется не только обеспечить высадку группы захвата, но и поддержать ее огнем. О вооруженных вариантах Ка-226 информации нет. Можно лишь предположить, что при необходимости его можно будет оснастить пулеметом винтовочного калибра, а также сбрасывать с борта небольшие бомбы.

Серьезным недостатком серийных Ка-226 считается оснащение их иностранными двигателями Rolls-Royce Allison либо Safran Arrius 2G1. Вскоре после начала СВО генеральный конструктор «ОДК-Климов» Всеволод Елисеев сообщил о планах начать в 2024 году серийное производство двигателей ВК-650В, подходящих для Ка-226 и «Ансат».

БЕСПИЛОТНОЕ ДОПОЛНЕНИЕ

Среди перспективных направлений развития робототехники для морского применения в последнее время часто фигурируют безэкипажные катера и вертолеты. Они способны с высокой эффективностью вести разведку и решать отдельные огневые задачи. Вместе с тем пока не создано образцов беспилотных летательных аппаратов (БПЛА), способных перевозить и высаживать группу захвата. Поэтому полностью отказываться от морских вертолетов преждевременно.

Беспилотники могут лишь дополнить палубный вертолет на борту сторожевого корабля. Положительным моментом от их внедрения станет, кроме прочего, сохранение ресурса пилотируемых аппаратов, а также авиационного топлива (БПЛА расходует его на порядок меньше вертолета).

Следует понимать, что сторожевые корабли несут ограниченное количество авиационного керосина. Соответственно возникает тема его экономного и рационального использования. Решение видится на пути разумного сочетания полетов пилотируемой и беспилотной авиации.

Незадолго до начала спецоперации на Украине появились кадры, где БПЛА типа «Орлан-10» запечатлены на борту российских сторожевых кораблей. О боевом использовании данного сочетания информации нет. Вместе с тем было бы странным, если моряки-черноморцы, реально обладая такой возможностью, отказались бы от использования столь ценных «Орланов» при решении широкого круга своих задач в рамках СВО.

Помимо БПЛА самолетного типа, ярким представителем которых выступает семейство «Орлан», на флоте находят применение и безэкипажные вертолеты. Интерес к таким появился еще в ходе разработки фирмой Schiebel из Австрии беспилотного аппарата Camcopter S-100. Вместе с десятком других стран заинтересованность в нем проявила и Россия. Осенью 2011 года с борта патрульного корабля «Рубин» прошли успешные испытания собранного по австрийской лицензии БПЛА, получившего местное обозначение «Горизонт Эйр S-100». Спустя шесть лет на военно-морском салоне в Санкт-Петербурге компания «Горизонт» продемонстрировала S-100 в трех вариантах, различающихся оснащением. Сообщается об использовании подобной техники на сторожевом корабле «Дозорный» Береговой охраной Пограничной службы ФСБ РФ.

«Рубин» и «Дозорный» выполнены по проекту 22460, имеют полное водоизмещение 750 т. Пять подобных «сторожевиков» эксплуатируются на Черном море. Главным недостатком считается слабое вооружение из 30-мм автомата. Вместе с тем проектировщикам удалось на корабле длиной всего-навсего 62 м разместить взлетно-посадочную площадку и оборудовать телескопический ангар под вертолет Ка-226.

Техникой, подобной Camcopter S-100, занимаются и отечественные конструкторы. Их разработки (БАС-200 и другие) демонстрировались на аэрокосмическом салоне в Жуковском и на международных военно-технических форумах в Кубинке. Причем созданы как невооруженные (разведывательные), так и вооруженные (ударные) варианты.

Для флота безэкипажные вертолеты интереснее, чем БПЛА самолетного типа, поскольку при эксплуатации последних возникает больше проблем с обеспечением взлета и особенно посадки. Вместе с тем БПЛА самолетного типа способны с высокой эффективностью выполнить задачу по патрулированию береговой линии и прибрежных акваторий. Она становится актуальной ввиду непрекращающихся набегов украинских безэкипажных катеров на Севастополь. Жители и гости города отмечают частые полеты Ми-8/17 и Ка-27/29 вдоль береговой черты. Беспилотники же не применяются, скорее всего потому, что для ВМФ России не создано подходящих моделей, достойных для запуска в серию.

Из той линейки, что имеется, наилучшим образом для применения в интересах флота подойдут разведывательные варианты «Ориона» (разработчик и производитель – ПАО «Кронштадт») и «Форпоста» (российский вариант израильского Searcher). А вот у более компактных («Орион-30», «Гранат-4») могут возникать проблемы при полетах над водной поверхностью в плохую погоду – сильные порывы ветра способны «свалить» БПЛА в море.

Представляется, что ввиду набегов украинских безэкипажных катеров на Севастополь, Керченский транспортный переход и Новороссийск актуальна задача по созданию специализированного беспилотника для патрулирования береговой черты и прибрежной акватории. Ее решение требует внимательного подхода к выбору параметров такого аппарата, поскольку простое «оморячивание» созданных ранее БПЛА для полетов над сушей не будет лучшим решением. По всей видимости, перспективная машина должна иметь более высокую нагрузку на крыло и соответственно летать быстрее. В таком случае она сможет не только обследовать большую площадь поверхности за единицу времени, но и будет лучше противостоять стихии в виде воздушных порывов.

Ну а пока подобные БПЛА не созданы, надо полагаться на существующую технику. Как показал случай 13 августа, десантно-штурмовой вертолет Ка-29 оказался важным дополнением к артиллерийским системам «Василия Быкова». Поэтому имеет смысл поднять вопрос о передаче всех имеющихся у ВМФ России (на Северном, Тихоокеанском и Балтийском театрах) винтокрылых машин подобного типа в распоряжение моряков-черноморцев, принимая во внимание те задачи, которые они сегодня решают в рамках спецоперации на Украине.



статьи по теме


Читайте также


Армения и Азербайджан из-за "Цезаря" поспорили о войне и мире

Армения и Азербайджан из-за "Цезаря" поспорили о войне и мире

Артур Аваков

Новость о закупках гаубиц осложняет диалог Баку и Еревана

0
1494
Украинских заключенных готовят к боям под Харьковом

Украинских заключенных готовят к боям под Харьковом

Владимир Мухин

Минобороны РФ актуализирует программу социальной реабилитации участников СВО

0
2536
Ветеранам СВО помогут получить IT-профессию

Ветеранам СВО помогут получить IT-профессию

Владимир Полканов

Сбер и фонд «Защитники Отечества» будут вместе работать над обучением и трудоустройством участников боевых действий

0
1615
Цифровому рублю готовят антихакерскую заморозку

Цифровому рублю готовят антихакерскую заморозку

Анастасия Башкатова

Каждый третий житель страны не знает о появлении особой формы денег

0
2333

Другие новости