0
2451
Газета История Интернет-версия

26.11.2020 23:00:00

С ежом против танка

Как «звездочки Гориккера» сорвали гитлеровский блицкриг

Сергей Самарин

Об авторе: Сергей Михайлович Самарин – журналист, кандидат экономических наук.

Тэги: вторая мировая, великая отечественная, битва за москву, звездочки гориккера, противотанковый еж


вторая мировая, великая отечественная, битва за москву, звездочки гориккера, противотанковый еж Нехитрое фортификационное сооружение надолго задержало германские танки под Москвой. Фото с сайта www.admhimki.ru

Ударной и маневренной силой армии тысячелетиями являлась конница. А еще боевые слоны полководца Ганнибала или верблюды эмира Тамерлана.

Помимо традиционной обороны против них использовали металлические колючки: они травмировали коней, а слонов приводили в бешенство. Автоматическое оружие положило конец кавалерийским лавинам, а колючки стали прообразом противотанковых ежей.

Первое свидание

Русский ученый Иван Блиох в конце XIX века предсказал создание танков, названных им «панцирными лафетами», защищающих экипаж от пуль и осколков, способных прорывать проволочные заграждения, траншеи и рвы, рассеивающие конницу.

20 ноября 1917 года союзники под городом Камбре скрытно сосредоточили войска и 478 танков, подготовив первое в мире танковое сражение. В германской армии о новом виде оружия знали, перед траншеями вырыли широкие рвы. Англичане начали артобстрел одновременно с танковой атакой.

На немцев в предрассветном полумраке двинулись бронированные чудовища, неуклюже и медленно с помощью фашин из связанного хвороста преодолевая рвы. Атаку описал Эрих Мария Ремарк: «Танки, бывшие когда-то предметом насмешек, стали грозным оружием, надвигаясь длинной цепью, закованные в броню, кажущиеся воплощением ужасов войны». Никто из немецких солдат не видел ничего подобного: рычащая смерть поливала их пулеметным дождем. В первый день в плен попало 8 тыс. солдат и 160 офицеров, было захвачено 100 орудий.

Немцы быстро нашли средства борьбы, установив на грузовики полевые орудия – прообраз самоходок. Количество потерянных танков росло, наступление застопорилось. Германцы перебросили под Камбре 160 тыс. солдат, 3600 пулеметов, 1700 орудий, до 1000 самолетов. Союзники отступили, бросив 100 танков, которые немцы, отремонтировав, стали использовать.

Позднее французский конструктор Этьен новые танки доработал, применил вращающуюся пушечную башню, уменьшил вес, что позволило увеличить маневренность машин.

Отцом блицкрига считается глава прусского Генштаба фельдмаршал фон Мольтке, соединивший скорость передвижения войск и их взаимодействие. Созданные в 30-е годы танки обеспечили вермахту молниеносность наступательных операций, перед которыми не могла устоять ни одна армия мира.

После вступления в Первую мировую Италии и США «Тройственный союз» был обречен. Ему не помогло даже предательство большевиков, совершивших на германские марки государственный переворот. В 1918-м в России разгоралась гражданская война, а Первая мировая завершилась, определив будущие сражения как битву моторов: танков, самолетов, подводных лодок.

«Конники» и «мотористы»

К победе в Гражданской войне РККА скакала на лошадях. «Моторы» для нее и ее противников были исключением (хотя первые бронеавтомобили были построены в 1914-м в Петрограде). Красных командиров кавалерия вполне устраивала. Они сохранили конницу даже в Великую Отечественную наряду с Румынией – в остальных армиях кони были тягловой силой.

Доходило до парадоксов. Советские историки приписали Буденному авторство блицкрига – правда, конно-тачаночного, который он позаимствовал у батьки Махно, оснастившего рессорные брички немецких колонистов пулеметами. Оказывается, Буденный свои тачанки почти превратил в «легкие танки». А вермахт у него идею позаимствовал, добавив всего ничего: настоящие танки, механизированные части, авиацию и связь.

Кавалерийский блицкриг Тухачевского в Польше завершился крахом. Возвращенный в 1931 году в командование РККА, Тухачевский подготовил рапорт об увеличении производства танков до 50–100 тыс. штук. Идею отвергли, но к началу войны в Красной армии их было 25 тыс. (в вермахте – 4500), и управлять этой махиной было невозможно. Подавляющую часть потеряли в первые два месяца войны («И танки наши быстры», «НВО» от 08.11.19).

Нарком Ворошилов, хоть и был слесарем, в технике не разбирался и этого не скрывал. Как-то на Центральном аэродроме он провожал важного французского гостя, улетавшего на пассажирском самолете, и предоставил эскорт из И-5. Поднявшись, француз дал газ и упорхнул от истребителей. Гневу наркома не было предела: уж наши дончаки и кубанцы утерли бы нос любому французскому скакуну.

К генералу армии Дмитрию Павлову как к танкисту у историков претензий нет. После Испании он вернулся на расчищенное репрессиями кадровое поле, став начальником Автобронетанкового управления РККА. Инициировал создание супертанков Т-34 и КВ, оберегал конструкторов: Кошкина, Котина, Астрова. Его отец и брат, тоже конструкторы, были расстреляны.

Павлов выступал за расформирование огромных танковых корпусов, идею создания которых маршал Матвей Захаров отдавал Сталину. Корпуса предназначались для европейских дорог, о чем Павлов не догадывался, отстаивая дивизии по 100–150 боевых машин, как в вермахте. Генерала отправили командовать Белорусским особым ВО, чтобы не мешал вождю вершить историю.

Ошибки всех командующих направлений в начале войны оказались одинаковыми, уходя корнями в Кремль и Генштаб. Командиры всех званий не укрепляли обороноспособность, а старались не дать повод Германии для начала боевых действий. Наказание за ответ на провокацию следовало незамедлительно и не было символическим.

Приграничное перемещение войск санкционировалось Москвой и не входило в компетенцию командующих. Главное направление удара немецких сил было определено неверно, на Белостокском выступе потери оказались наибольшими. Ответили за это только Павлов и его штаб, в назидание другим. Хотя другие лучше командовать не стали.

Малой кровью, могучим ударом

Стратегия войны включает множество показателей: структуру войск, планирование и распределение ресурсов и расходов, создание и производство вооружений, мобилизационные планы, строительство и содержание объектов обороны и т.п. За них отвечает Генштаб – мозговой центр армии, средоточие ее интеллектуального потенциала. В СССР власть была сосредоточена в одних руках. Стратегические воззрения Сталина секретом не являлись. Это сейчас о них стараются не вспоминать.

– Красная армия сильнейшая в мире, война будет наступательной.

– Бои будут вестись на чужой территории, малой кровью, средства обороны не нужны.

– Любая агрессия против страны рабочих и крестьян немедленно будет остановлена восставшим пролетариатом страны-агрессора.

В первые дни войны, убедившись, что агрессоры в плен не сдаются, Ставка взяла на вооружение лозунг Ильи Эренбурга «Убей немца!». Стратегия оказалась не гениальной, а абсолютно несостоятельной. Она привела к миллионным жертвам, потерям территории, промышленного потенциала, техники, людских ресурсов.

Наиболее чудовищно предвоенные просчеты сказались на системе противотанковой обороны. «Линия Сталина» вдоль старой границы 1939 года была демилитаризована, а снятое вооружение свезено для новой «линии Молотова». К началу войны ее не было и на бумаге, и вооружение захватил противник.

Аналогичным образом на передислоцированных наспех аэродромах люфтваффе уничтожила большую часть самолетов. Некому было вести разведку и координировать действия войск, наземная связь практически отсутствовала. Как вспоминал Георгий Жуков, в октябре возглавивший Западный фронт, о прорвавшихся танках Гудериана из-под Можайска сообщили летчики. Им не поверили, но танки на Бородинском поле остановили непогода и подоспевшие воины-дальневосточники.

Еще в 1920-х на территории западных ВО создали законспирированные партизанские базы со складами оружия и продовольствия, явками, тайными агентами. Сталин посчитал их потенциальной «пятой колонной» – систему расформировали, а сотрудников репрессировали. Мосты остались невзорванными, и панцерколонны блицкрига проходили в день по 100–150 км. В Москве оперативно создали школу минеров, занятия пришлось вести главному советскому диверсанту Судоплатову.

«Звездочка Гориккера»

Михаил Гориккер родился в 1895 году в Бориславе, недолго учился, работал слесарем-кузнецом. С 1915 года воевал, награжден двумя Георгиевскими крестами, был ранен, долго лечился. С 1918-го – в Красной армии. С 1929-го – слушатель Военной академии механизации и моторизации, получил диплом конструктора боевых машин. До чистки середины 1930-х в технических академиях преподавали бывшие царские офицеры и профессоры, образование выпускники получали отличное.

В 1934-м Гориккер был назначен начальником Московского танкотехнического училища. Вспоминает его сын Владимир. Жили в генеральском доме. С конца 1937 года его под утро стали посещать конвои на черных воронках. Однажды постучали в дверь Гориккеров, но оказалось – молодой лейтенант ошибся этажом. Еще раз Михаила Львовича попросили вызвать соседа, который мог застрелиться, но Гориккер отказался. У артиллеристов это называется «вилкой»: недолет, перелет... К счастью, училище перевели в Киев, и чекистам стало не до него: «работы» и в Москве было выше крыши.

Скорее всего идея противотанковых «ежей», они же «звездочки Гориккера», возникла у начальника училища не с началом войны, а раньше. Но высказывать ее было опасно: это исключительно оборонительное оружие было чуждо сталинской наступательной идеологии. Впрочем, для претворения идеи в металл потребовалось лишь две недели, а для разработки чертежей – несколько дней, точнее, ночей. После службы Гориккер мастерил «ежи» на столе из спичек.

3 июля 1941 года на малом киевском танкодроме прошли испытания «ежей», сваренных из рельсового утиля. Комиссия отметила: «звездочки» вынудили танки Т-26 и БТ-5 остановиться. У одного танка клык ежа попал между гусеницами и ведущим колесом гусеничного хода. Другой танк как раз на линии заграждения приподнялся, когда клык уперся в днище его носовой части.

Сценарий для альтернативной истории

Молниеносное поражение Польши убедило Гориккера: для борьбы с панцерколоннами в условиях лесисто-болотистой местности необходимы мобильные и дешевые очаги сопротивления из линий «ежей» с противотанковыми пушками и ружьями, саперами, средствами транспортировки. На свой страх и риск он изготовил опытную партию, провел испытания, отправил рапорт Павлову.

Присланная комиссия утвердилась в достоверности рапорта. Павлов доложил в Генштаб: ведь предложение Гориккера не вступало в противоречие с положениями пакта Молотова-Риббентропа. Сталин инициативу одобрил.

Автопроизводители увеличили выпуск прицепов для перевозки «ежей». Создали десятки специальных подразделений, оборудовали огневые точки на пересечении дорог, у мостов и железнодорожных веток на расстоянии 50–100 км от границы.

С началом войны прорывы танков удалось остановить, несмотря на преимущество люфтваффе в воздухе. Потери танков вермахта оказались столько велики, что наступление пришлось остановить. Война приобрела затяжной характер, гибельный для Германии.

Что же было на самом деле

Комиссия отметила, что размещение «ежей» в четыре ряда в шахматном порядке превращает их в серьезную проблему для танков противника. Зависший на «еже» танк становился легкой мишенью для артиллерии.

Массовое использование «ежей» имело место под Москвой, где они оказалось наиболее эффективными. Для этого были особые причины; немецкие танки Т-3 и Т-4 имели узкие гусеницы и не могли передвигаться по глубокому снегу, а зима 1941 года была ранней и снежной.

37 500 «ежей» достаточно надежно перекрыли дороги и танкоопасные направления. Лучшим материалом являлся двутавр, на «ежи» пустили все шесть этажей металлоконструкций строящегося Дворца Советов. Под Москвой собрали до тысячи оставшихся боеспособными танков, противотанковую артиллерию.

Немцы еще не умели толком бороться с «ежами» и несли непредвиденные потери, растаскивая их тросами и цепями, проделывая бреши в обороне. Скреплять «ежи», привязывать их к местности и минировать стали позднее. При этом размещать «ежи» следовало не в чистом поле, а на достаточно твердой поверхности.

Три гигантских «ежа», установленные в Химках как памятник, стали одним из символов битвы за столицу. Но фамилии генерала Гориккера на этом памятнике нет.

Генерал выезжал на опасные участки и лично руководил организацией противотанковой обороны. Он был награжден медалями за оборону Москвы, Ленинграда и Сталинграда.

1942 год оказался годом неудач. Грандиозные контрнаступления после немецких наступлений не позволяли эффективно организовать оборону и использовать «ежи». Впрочем, их оценили немцы, разместив в 1944 году тысячи «ежей» на побережье Франции, где ожидалась высадка десанта союзников.

То, что Красная армия «звездочки Гориккера» смогла использовать ограниченно, – вина не их изобретателя, а сталинской идеологии. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Покушение любой ценой

Покушение любой ценой

Борис Хавкин

Генерал фон Тресков против Гитлера

0
890
Почему папа Римский проклял советский фильм

Почему папа Римский проклял советский фильм

Алексей Казаков

А в ЦРУ решили использовать киноленту «Иванна» в своей работе

0
2197
Грядущий кризис легитимности. Вечны ли итоги Второй мировой войны

Грядущий кризис легитимности. Вечны ли итоги Второй мировой войны

Алексей Фененко

0
2693
Ельнинская операция глазами фронтового кинохроникера

Ельнинская операция глазами фронтового кинохроникера

Алексей Голубев

Как Анатолий Крылов выполнил свой профессиональный долг

0
1601

Другие новости

Загрузка...