0
6583
Газета Заметки на погонах Интернет-версия

07.04.2022 20:30:00

Жизнь под звездами

Из писем курсанта военно-морского училища

Юрий Потапов

Об авторе: Юрий Алексеевич Потапов – кандидат юридических наук, доцент, полковник полиции в отставке.

Тэги: заметки на погонах, ссср, флот, училище, истории


заметки на погонах, ссср, флот, училище, истории Старшекурсники Тихоокеанского высшего военно-морского училища им. С.О. Макарова. Фото из архива Юрия Потапова

Мы с Димкой дружим с детства. Считай, уже полвека. Когда он, городской пижон в костюме-тройке, пришел в нашу станционную школу, на него смотрели как на инопланетянина: что за фрукт? Однако новенький оказался нормальным пацаном. Вскоре мы подружились, сидели за одной партой.

Подошло время – вместе получили комсомольские путевки в военные училища. Дмитрий в морское, я – в политическое. Поступили, стали курсантами. Наш военрук Валерий Борисович Бичанов по совокупности побед своих подопечных в военно-спортивных играх «Зарница» и «Орленок» и по числу выпускников, поступивших в военные училища страны, вполне заслуживает награды от Минобороны.

Все годы учебы мы с Димой переписывались. Во время отпусков довелось встретиться лишь трижды, и то ненадолго. То у Димы дальний морской поход, то у меня учения под Яворовом.

Недавно, перебирая книжный шкаф, наткнулся на связку почтовых конвертов, а в них Димкины письма. Из конвертов, как из волшебного клубка, потянулась ниточка повествования.

ТУМАННОСТЬ АНДРОМЕДЫ

С первого дня морской службы Димка и меня пытался уговорить идти после выпуска на флот. В нашем училище такая возможность предоставлялась. Дима писал: «Повезет – сходишь на каком-нибудь гвардейском корабле с дружеским визитом на Кубу или в Индию. Может, тебе на роду написано увидеть созвездия Южного полушария. При этом не забывай, что звезды падают не только с неба».

Вообще-то небесные светила – Димкин хлеб. Оказавшись на практике на подводной лодке, он принялся изучать радиосекстаны – мощные и незаменимые в морском походе сооружения. С их помощью штурман должен уметь определять координаты по Солнцу, Луне, планетам и звездам-квазарам, даже если те закрыты тучами.

С этой целью из подводной лодки на поверхность моря поднимается на манер перископа выдвижное устройство оптического или радиосекстана. Картина рисуется идеальная: сиди дави на кнопочки в штурманской рубке, снимай из-под воды нужные тебе звезды. А дальше – в ЭВМ эти данные загоняй и готовые координаты получай!

Интересуюсь по поводу предстоящего похода. Дима отвечает иносказательно: «Куда пойдем – туманность Андромеды. Версии самые разные. Факультетский замполит толкает тему про море Фиджи, но даю руку на отсечение, что это низколетящая «утка». Всего скорее, плачет по нам Вьетнам, а то и просто прогулочка по океану без заходов».

На втором курсе уже бывалый моряк вразумляет меня: «О флоте у тебя расхлябанные представления. Мол, болтаются где-то на волнах железные коробки... Современные корабли – это сгусток мощного оружия, средств радиоэлектроники и т.д., короче, результат гения человеческого, побеждающий морскую стихию».

СОН В ЛЕТНЮЮ НОЧЬ

Часто, особенно на первом курсе, Димке снился родной дом и забайкальская природа. Щучье озеро, палатка, ночная рыбалка в Затоне, танцы в городском саду, отцовские «Жигули», на которых катил в тайгу за кедровыми шишками…

Затем сны стали профессиональными, морскими. Но без суши, оказалось, никак не обойтись, привязаны мы к ней как пуповиной.

«Ты можешь представить, что такое страшные штурманские сны? Это когда плавсредство идет по скалам, по земле. Мне же приснился сон, будто бы веду авианосец по маленькой речушке, причем иду на приличной скорости. С высоты ходовой рубки обозреваются поля, леса, горы, озера, деревни… А сам думаю: какой я ловкач!

А тут команда «Подъем» прозвучала. Я проснулся, вспомнил сон и долго посмеивался: под конец из-за сопки показались Ямаровский мост и школа. Жаль, до конца не досмотрел, а то и родной городок посетил бы… на авианесущем крейсере».

А наяву друг продолжает писать о предстоящих океанских походах. «После сессии нас ждет учебный корабль «Бородино». Такой же в Кронштадте называется «Гангут». Как-то раз собрались мы, тихоокеанцы, во Францию, а балтийцы – в Швецию. Командование, правда, что-то прикинуло и решило, что «Бородино» нельзя отправлять в Марсель, как и «Гангут» в Стокгольм. И поменяло маршруты местами. Почему?» Вопрос, как в телеигре, на засыпку.

БАЙКА О ГАЙКЕ

Как-то раз, делится впечатлениями будущий штурман, на практических занятиях маневрировали в Амурском заливе. Затем вышли в море и к обеду пришвартовались к заброшенному пирсу на острове Рикорда.

Во время приема пищи курсанты услышали, как на соседнем учебном катере командир распекает моториста за какую-то ржавую деталь и отсутствие на ней гайки. Матрос, как потом оказалось, недолго думая, отчистил невесть откуда взявшийся болт, нашел подходящую гайку и привинтил ее хорошенько.

Отобедали и снялись со швартовов. Все катера отчалили и уже вышли на акваторию, а один как приклеился к пирсу. Виден бурун от работающих винтов – и ни с места. А добавили оборотов – чуть полборта себе не вырвал...

Оказалось, что злополучный катер при швартовке напоролся на какую-то металлоконструкцию и торчащим из стенки штырем с резьбой проткнул себе борт. Дело было выше ватерлинии, никто ничего не заметил. На учебных катерах всегда образцовый порядок, поэтому командир отчитал моториста за неисправность. Матрос же так постарался, что прикрутил корабль к причалу.

Тактика флота – это гранит военно-морской науки. Димка накануне зачета твердит ТТХ всего плавающего, ныряющего и летающего из состава ВМФ. Своих и вероятного противника. Секретной информации – вагон и маленькая тележка. А не освоишь – удачи не видать.

Учеба дается легче, если преподаватель прикольный, любитель анекдотов и «суворовских» вопросов. Поднимет курсанта и объявит вводную: «Вы – вахтенный офицер. Корабль в океане. Следует доклад – танки противника на юте. Ваши действия?»

Если курсант начинал мямлить, что такое невозможно, сразу получал «неуд». Если же принимался докладывать действия вахтенного офицера при внезапном обнаружении сил противника – объявить боевую тревогу и т.п. – удостаивался положительной оценки и одобрения однокурсников. Все довольны, все смеются…

Штурман – человек самокритичный. Поведал как-то Дима грустный анекдот: «Возвращается корабль после успешных учений. Командира, старпома, замполита представили к награде, командиров БЧ-2 и БЧ-3 поощрили ценным подарком, командирам БЧ-4, БЧ-5 и БЧ-7 объявили благодарность, штурмана – не наказали».

БЕГУЩИЕ ПО ВОЛНАМ

Второй курс училища – золотое время! На всю жизнь остаются в памяти впечатления от выхода в море:

«Вчера вшестером были направлены работать на шлюпочную базу и уговорили дежурного по дивизиону малых учебных судов отпустить нас покататься. Мичман имел полное право запретить нам эту «художественную самодеятельность», но, видя наше рвение, поручил старшекурснику главному старшине Олегу Байкину, опытному яхтсмену, взять над нами шефство. Под его руководством мы уходим в море.

Вначале растерялись: выходя из гавани, едва не врезались в пирс, отталкиваясь от него, сломали багор. Только вышли – наскочили на неизвестно откуда взявшуюся льдину. Двое чуть за борт не вылетели, повисли на вантах. Сижу на руле, впередсмотрящий докладывает: прямо по курсу наблюдает рыбака. А мне из-за паруса ограничен обзор, и виден другой, немного левее, думал, про него идет речь. Наяриваю по прямой на попутном ветре. Поровнялись, смотрю: кто-то на веслах улепетывает от нас, кулаками машет, кричит…

Потом решили блеснуть перед толпой на набережной. Стали делать резкий поворот на обратный путевой угол. Тут нас чуть не перевернуло.  Все члены экипажа бросились на противоположный борт… В итоге и здесь справились с задачей».

На обратном пути курсанты едва не прибились к сухогрузу, стоявшему на якоре. Прошли под самой его кормой, при этом умудрились не сломать себе мачту. Из иллюминатора торчала магнитофонная колонка, откуда на всю округу распевали итальянцы. Резкий крен – и топ мачты чиркнул сухогруз по борту, угодив в орущий звукоусилитель. Опрокинувшись внутрь каюты, он сразу замолк, как будто захлебнулся.

Неопытные мореходы хуже любого урагана, резюмирует мой приятель. «Если бы не наш наставник, эта история могла иметь совершенно другой коленкор».

В другой раз все прошло без сучка и задоринки: «В воскресенье ходили в море на ялах под парусами. Впечатления превосходнейшие! Подгоняемые крепким ветерком, мы красиво вписались в проход и вырвались в открытое море... Вокруг пароходы, катера прыгают на волнах, а мы летим, как ласточки… Дух захватывает, когда под свежим бризом выполняешь развороты на галсах».

Жаль, заключает будущий штурман, что парусники, под которыми ходили Колумб и Магеллан, ушли в прошлое. Так романтично выйти в море под полными парусами...



Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Что модернизация, что погибель

Что модернизация, что погибель

Александр Иванин

Удивительные приключения боевых кораблей в ремонтных доках

0
1961
Невезучий любимчик Сталина

Невезучий любимчик Сталина

Валерий Агеев

Амбиции и неудачи Сигизмунда Леваневского

0
2511
Про суму и про тюрьму

Про суму и про тюрьму

Алиса Ганиева

Три даты: заключение Вольтера, освобождение Уайльда и вынужденная эмиграция Бродского

0
2884
Бунт овощей

Бунт овощей

Юрий Юдин

Чиполлино – пламенный революционер и едкий социальный критик

0
1472

Другие новости