0
2006
Газета Тенденции Интернет-версия

06.03.2020 00:01:00

Традиция, предание, взаимосвязь

О писателе Константине Симонове, графе Алексее Игнатьеве и генерале Махмуте Гарееве

Анатолий Исаенко

Об авторе: Анатолий Иванович Исаенко – подполковник в отставке, ветеран-миротворец с 1973 года, военный эксперт по миротворческим операциям.

Тэги: гареев, симонов, рузвельт, россия, туркво, вс ссср, египет, франция


гареев, симонов, рузвельт, россия, туркво, вс ссср, египет, франция Сергей Шойгу вручает генералу армии Махмуту Ахметовичу Гарееву орден Александра Невского. Фото с сайта www.mil.ru

Пять лет назад автору данных строк Министерством обороны была вручена памятная медаль «100 лет Константину Симонову». Согласно приказу министра обороны РФ № 691 от 2015 года, памятным знаком «100 лет Константину Симонову» награждаются внесшие значительный вклад в освещение жизнедеятельности ВС РФ и популяризацию военной службы, укрепление обороноспособности России сотрудники средств массовой информации Министерства обороны РФ, ветераны отечественной журналистики, деятели культуры.

Сразу выстроилась парадигма: традиция, предание, взаимосвязь. Тут не обойтись без метафизики, на которой настаивал Михаил Лермонтов: «Ведь есть, право, этакие люди, у которых на роду написано, что с ними должны случаться разные необыкновенные вещи».

Граф Алексей Игнатьев и Константин Симонов

Обратимся к дневниковым записям Константина Симонова «Разные дни войны», речь о тяжелых днях осени 1942 года. Фронтовой корреспондент вспоминал: «Вскоре после возвращения в Москву меня вызвали в редакцию и сказали, что я должен ехать на встречу с Уэдделлом Уилки, что он попросил организовать ему разговор с несколькими советскими писателями и журналистами, и я один из тех, кому поручено участвовать в этом».

Во встрече с представителем президента Франклина Рузвельта участвовали: Илья Григорьевич Эренбург (1891–1967), генерал-лейтенант Алексей Алексеевич Игнатьев (1877–1954), автор очень известной в то время книги «Пятьдесят лет в строю», и журналист Борис Ильич Войтехов (1911–1975).

«Уэнделл Уилки был в то время лидером Республиканской партии и соперником Рузвельта на выборах. Он именовался кандидатом в президенты, поездка его в Россию именовалась миссией, носила официальный характер, и ей придавалось немалое значение.

Алексей Алексеевич Игнатьев представлял в нашей четверке исторические традиции России и воспоминания о союзнических отношениях времен Первой мировой войны; Эренбург еще с весны этого года во всех статьях, которые он печатал и в Америке, и в Англии, неукоснительно нажимал на необходимость открытия второго фронта, а мы с Войтеховым были журналистами, способными засвидетельствовать тяжесть происходившего на фронте. Войтехов был в осажденном Севастополе, и его корреспонденции уже издали книгой на английском языке, а я приехал из Сталинграда.

Наша миссия была – выложить ему все, что мы думаем по поводу того, что американцы и англичане не открыли и в ближайшем будущем не собираются открывать второго фронта. Да, собственно, ни о чем другом мы и не хотели говорить.

Говорил в тот вечер не только я, а все четверо – и Войтехов, и Игнатьев, и больше всех, резче и убедительнее всех нас Эренбург, на чьи плечи легла львиная доля споров.

О генерале А.А. Игнатьеве было известно, что он «один из достойных представителей старых военных русских кадров и лучший представитель русской военной интеллигенции, истинный патриот». В годы Великой Отечественной войны он выступал, как публицист, со статьями в центральной военной и фронтовой печати».

Заморский гость и Сталин

Представитель президента Рузвельта г-н Уилки отправился в долгое турне (49 дней) 26 августа 1942 года. Первая его остановка была в Северной Африке, где он встретился с генералом Бернардом Монтгомери (который принял командование 13 августа 1942 года), побывал на фронте в районе Эль-Аламейна, в Бейруте разговаривал с генералом Шарлем де Голлем – лидером свободной Франции, а в Иерусалиме беседовал с представителями евреев и арабов.

Под Эль-Аламейном союзники находились не в лучшем положении. Тогда Сталинград спас Аламейн. В наступление они перешли только в конце октября 1942 года.

Союзники сосредоточили группировку в составе: 220 тыс. солдат и офицеров, 1100 танков, 435 автомашин, 750 самолетов, 908 орудий, 1451 противотанковых ружей.

Наконец, г-н Уилки приземлился на аэродроме в Куйбышеве 17 сентября 1942 года. На следующий день Уилки осматривал различные предприятия Куйбышева, беседовал с рабочими, служащими.

Уилки (1892–1944) был принят в Москве на высшем уровне, 23 августа состоялся его разговор со Сталиным. Упоминался и польский вопрос. Визит Уилки сыграл определенную роль в активизации оказания помощи Советскому Союзу по ленд-лизу.

26 сентября И.В. Сталин дал обед в честь Уилки.

Встреча Сталина с лидером оппозиционной партии, несомненно, имела важное значение для советско-американских отношений. Состоялся просмотр фильма «Оборона Москвы». Гость побывал на фронте в районе Ржева. В Москве г-н Уилки посетил объект ПВО, военный госпиталь, метро, Библиотеку им. Ленина, Центральный дом Красной армии, кондитерскую фабрику «Красный Октябрь», начальную школу.

А в это время голос Левитана сообщал: «В районе Сталинграда продолжались напряженные бои. Отдельные улицы и дома по нескольку раз переходят из рук в руки. На одном из участков пехоте противника, действующей при поддержке больше сотни танков, удалось потеснить наши части и захватить несколько улиц. На остальных участках все атаки противника отбиты».

Опубликована рассекреченная беседа Сталина и Уилки от 23.11.1942 года (http: //eurasian-defence. ru/? q=node/22886). Документ содержит 366 строк на 8 страницах.

Авторы публикации рекомендуют «погрузиться в увлекательнейшую историю, чтение которой можно сравнить с чтением художественной литературы – настолько интересны и харизматичны ее участники и удивительно осязаема атмосфера того времени».

Господин Уилки посетил и Ташкент, где побывал в военном госпитале. Об этом поведал после войны Константин Симонов. Сержант Иван Зотов, перепутав гостя с важным медицинским светилом, задал ему вопрос «об интимном ранении»: «Как истинный джентльмен, Уилки даже не подал виду, что поднятый сержантом союзной армии вопрос весьма далек от цели его вояжа». Переводчик озвучил ответ: «Мистер Уилки попросит руководителей медицинского сервиса внимательно изучить вашу проблему».

«У кандидата в американские президенты сразу же пропала охота знакомиться с другими ранеными, он направился к дверям».

По следам персонажей рассказа

«Я по свету немало хаживал» – эти слова из песни относятся и ко мне. В прошлом веке мне пришлось пройти по многим дорогам, в том числе и от Нила до Евфрата.

Известно, что некоторое время Константин Симонов жил и работал в Ташкенте. Я в 1960 году был в сержантской школе в Ташкенте, в районе Карасу. Приходилось нам не только разгружать на железнодорожной станции уголь и саксаул, но и бывать в увольнении на танцплощадках и на Комсомольском озере. Там и произошла встреча с писателем Константином Симоновым.

Тогда в военной газете Туркестанского военного округа «Фрунзевец» в 1960 году была опубликована заметка и фотография: «Актеры Марк Бернес и Борис Андреев побывали в Ташкенте на Комсомольском озере, где они снимались в 1943 году в фильме «Два бойца».

Недавно в Польше из-за лирической песни «Темная ночь» возник скандал. А 45 лет назад было другое время. Сохранилась запись в дневнике.

9 мая 1975 года в Дамаске в здании Израильско-сирийской смешанной комиссии по премированию был устроен прием. Прибыли представители всех контингентов миротворческих сил на Голанских высотах, а также гражданские служащие. Особенно желанными гостями были товарищи по оружию – польские военнослужащие. На все наши мероприятия они приходили с баяном и пели песни «Катюша» и «Темная ночь», интересовались песнями Владимира Высоцкого. Кстати, в первой ротации польского миротворческого контингента были и участники Великой Отечественной войны. Один польский полковник рассказывал, что он во время войны был призван в Красную армию, а затем его как поляка перевели в 1-ю армию Войска Польского. Польские товарищи несколько раз просили меня переписать текст песен «Катюша» и «Темная ночь». До сих пор сохраняю 30 миротворческих журналов на польском языке.

Известно, что и Первая, и Вторая мировые войны коснулись территории Египта. Побываем в тех местах, которые в 1942 году посещал г-н Уилки.

17 мая 1974 года. Орган по наблюдению за выполнением условий перемирия в Палестине (ОНВУП). Египет, город Каир. Продолжаю вести дневниковые записи.

Мы интересовались военной историей. В Военной академии имени Насера в Каире была прочитана лекция для военных наблюдателей ООН на тему «Битва при Эль-Аламейне». Присутствовали 26 наблюдателей, в том числе 8 советских. Лекцию читал бригадир Шериф – преподаватель академии. Посмотрели фильм о визите в Каир и Эль-Аламейн фельдмаршала Монтгомери (1887–1976) в мае 1967 года (кстати, награжденного нашим орденом Победы). Лекция была организована хорошо. Однако военные вопросы были раскрыты не полностью. Значительное внимание было уделено личности Монтгомери и цитированию его мемуаров. Я записал лекцию в блокнот, зарисовал схемы.

После лекции за чаем бригадир Шериф сказал, что эта битва, конечно, не может сравниться по масштабам с теми операциями, которые проводились на советско-германском фронте. Битва изучается во всех военных учебных заведениях Египта. Посмотрели библиотеку академии – много книг на иностранных языках. Фельдмаршал Монтгомери подарил бригадиру Шерифу книгу с дарственной надписью. В заключение военные наблюдатели ООН вручили бригадиру Шерифу сувенир с ооновской символикой.

Продолжение записей от 19 мая 1974 года.

Египетское командование организовало поездку в Эль-Аламейн. Группа военных наблюдателей, в том числе шесть советских, посетила Александрию и Эль-Аламейн. В Эль-Аламейне мы побывали в музее битвы. Музей открыл в 1965 году президент Насер. Посмотрели экспонаты, в том числе образцы вооружения, планы, карты, портреты, бюсты Монтгомери и Роммеля, флаги государств, участвовавших в битве.

Возле музея собраны образцы танков и артиллерийских орудий обеих воюющих сторон. Выехали в пустыню. Там, где проходили передовые минные поля, установлены знаки-монументы: «Передовое минное поле англичан (немцев)». Наши наблюдатели интересовались больше других.

Поездка имела важное значение. Мы убедились в масштабе и значении этой битвы. В октябре 1942 года у англичан в Северной Африке было 10 дивизий, у немцев с итальянцами – 12. Спрашивается, где же решался исход Второй мировой войны – там, где было 266 дивизий врага (советско-германский фронт) или там, где их было 12? Отметим, что английский премьер Уинстон Черчилль сказал: «До Эль-Аламейна у нас не было побед, после него не было поражений».

Символично, что генерал Махмут Гареев (1923–2019) посетил Эль-Аламейн в декабре 2008 года. А в 1970–1971 годах он был военным советником в Египте и генерал-лейтенантом, а автор данных слов был там же – лейтенантом.

Возвращаемся к Константину Симонову. Генерал Гареев написал интересную книгу «Константин Симонов как военный писатель».

Еще в далеком 1942 году впервые молодой пехотный офицер Махмут Гареев встретился на Западном фронте с известным уже тогда писателем и журналистом газеты «Красная звезда» Константином Симоновым. После войны будущий генерал армии ближе познакомился с литератором во время учебы в военной академии.

А когда во второй половине 70-х годов прошлого века стал начальником Военно-научного управления Генштаба ВС СССР, то между ним и Симоновым завязались дружеские и деловые отношения.

Символично, что в здании Генерального штаба (Знаменка, 19), где писатель Александр Куприн учился в Александровском военном училище, в ноябре 2015 года генерал армии Махмут Ахметович Гареев вручил Анатолию Исаенко памятный знак «100 лет Константину Симонову».

В снежном феврале 1978 года мне пришлось участвовать в учениях «Березина» в Белоруссии. Над танковым полигоном начали кружиться снежинки. Вдали все услышали рокот и лязг танков. Диктор объявил: «Начинается ввод в бой танковой дивизии второго эшелона». Но и без объявления все увидели, что происходит. Стройными боевыми порядками, поддерживая расстояние, море танков на широком фронте проходило мимо трибун. Многие иностранные военные наблюдатели такого никогда не наблюдали.

А на правительственной трибуне мы увидели, что на учениях присутствовал знаменитый писатель и поэт Константин Симонов, который бывал в этих краях во время войны. Он писал: «Я был всего только корреспондентом, однако у меня есть кусочек земли, который мне век не забыть».

Через год (28 августа 1979 года) Симонов умер, его прах развеян на белорусской земле. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


О, Франция, ты призрак сна…

О, Франция, ты призрак сна…

Виктор Леонидов

Русские эмигранты и культура Средневековья

0
274
От Липецка до Тайваня

От Липецка до Тайваня

Елена Полтавкая

Онлайн-встреча Россия–Франция к 150-летию Ивана Бунина

0
92
Не до танцев со звездами. О профессионализации политики во времена постоянно подтверждаемой легитимности

Не до танцев со звездами. О профессионализации политики во времена постоянно подтверждаемой легитимности

0
966
Вашингтон толкает Москву и Пекин в объятия друг друга

Вашингтон толкает Москву и Пекин в объятия друг друга

Владимир Скосырев

На фоне давления США отношения России и Китая вступили в фазу альянса

0
1486

Другие новости

Загрузка...