0
2584
Газета Реалии Интернет-версия

27.03.2020 00:01:00

Победа вопреки богу войны

К 105-летию Праснышского сражения

Сергей Перелыгин

Борис Соколов

Об авторе: Сергей Игоревич Перелыгин – историк, писатель.Борис Леонидович Соколов – историк, писатель.

В ходе Праснышской операции русские войска продемонстрировали героизм и стойкость. Фото из книги «Великая война в образах и картинах.» Вып. 6. Изд. Д.Я. Маковского. М., 1915

11-10-1350.jpg
Пауль фон Гинденбург был германским
главнокомандующим на Восточном фронте. 
Фото Федерального архива Германии
1 августа 1914 года Германская империя объявила войну империи Российской, началась Первая мировая, или, как ее называли тогда, Великая война, в которую были втянуты 35 суверенных государств, многие с доминионами и колониями.

Первоначально на европейском театре военных действий против «центральных держав» Российской империей были сформированы два фронта: Северо-Западный против Германии и Юго-Западный против Австро-Венгрии.

По настоятельным требованиям Франции и Великобритании, еще не завершив полную мобилизацию, русская армия предприняла наступление на Восточную Пруссию, окончившееся разгромом 2-й армии генерала от кавалерии Александра Самсонова. «Чудо на Марне» союзникам было обеспечено, два германских корпуса были переброшены на восток, где немцы, имея значительное превосходство в артиллерии, захватили стратегическую инициативу, стремились взять Варшаву и окончательно разгромить весь русский Северо-Западный фронт. Это, однако, им не удалось. На территории Царства Польского развернулись кровопролитные сражения.

В летне-осенней кампании 1914 года обеим сторонам не удалось решить свои стратегические задачи: русским – захватить Восточную Пруссию и обеспечить условия для наступления на Берлин, а немцам – разгромить русские армии на территории Царства Польского. В результате Варшавско-Ивангородской и Лодзинской операций, проведенных Северо-Западным фронтом, попытка немцев взять Варшаву была провалена, а 9-я армия генерала Августа фон Макензена понесла серьезные потери.

В Восточной Пруссии

После упорных боев 1-я, 2-я и 5-я русские армии заняли позиции на левом берегу Вислы западнее Варшавы. Им противостояла 9-я германская армия.

17 января 1915 года в городе Седлец прошло совещание командования Северо-Западного фронта, на котором был изложен план его главнокомандующего, генерала от инфантерии Николая Рузского. Согласно плану, 1-я армия генерала от кавалерии Александра Литвинова и создаваемая 12-я армия, командующим которой 18 января был назначен генерал от кавалерии Павел Плеве, должны были выйти во фланг германской 8-й армии генерала пехоты Отто фон Белова и вновь наступать в глубь Восточной Пруссии.

18 января план был одобрен Верховным главнокомандующим великим князем Николаем Николаевичем младшим в рамках более широкого замысла одновременного наступления в Карпатах и Западной Пруссии.

Для организации этого наступления в помощь 10-й армии, находившейся восточнее Мазурских озер, севернее Варшавы была переброшена 1-я армия, которая развертывалась вдоль южной границы Восточной Пруссии в районе Прасныш-Цеханув. 12-я армия должна была быть развернута восточнее позиций 1-й армии, в районе города Ломжа к 23 февраля. Соответственно русское наступление планировалось не ранее этой даты.

Однако германский главнокомандующий на Восточном фронте генерал-фельдмаршал Пауль фон Гиндендбург опередил русских. В Восточной Пруссии была сформирована новая 10-я армия генерал-оберста Германа фон Эйхгорна. Совместно с 8-й армией она нанесла в феврале 1915 года серьезное поражение 10-й русской армии генерала от инфантерии Фадея Сиверса в зимнем сражении у Мазурских озер. Результатом этого сражения было отступление армии Сиверса на 150 км, на линию Ковно (ныне Каунас, Литва) – Гродно. 20-й корпус армии был окружен и в ходе тяжелых боев, проявляя характерное для русского солдата геройство, после неоднократных попыток вырваться вынужден был сложить оружие. Героизмом и стойкостью русских солдат в тех боях восхищались тогда даже германские газеты. При этом полностью разгромить 10-ю армию немцам не удалось, сами они понесли серьезный урон.

Но инициативой теперь владело германское командование. В районе Сольдау (ныне польский город Дзядлово) была сконцентрирована армейская группа под командованием генерала артиллерии Макса фон Гальвица, состоявшая из четырех резервных корпусов с сильной тяжелой артиллерией, включавшей более 20 тяжелых батарей и 2 мортирные батареи калибра 305 мм. Она должна была прикрыть юг Восточной Пруссии от предполагаемого русского наступления в направлении на важную крепость Торн (ныне польская Торунь), а затем перейти в контрнаступление с целью глубокого охвата русского фронта с севера.

Линия Вышегрод–Прасныш

Район боевых действий представлял собой холмистую равнину, прорезаемую притоками рек Вислы и Нарева. Долины этих рек, шириной от 1 до 3 км, местами заболочены. Редкие холмы с пологими склонами невысоки. Среди них были разбросаны многочисленные сельские поселения, среди которых в 100 км к северу от Варшавы находился маленький, ничем не примечательный городок Прасныш (ныне Пшасныш), основанный в начале XV века.

15 февраля немцы перешли в наступление, нацеливаясь на крепость Новогеоргиевск, прикрывающую Варшаву с северо-запада. Корпус, составленный из войск крепости Торн, под командованием генерал-лейтенанта Густава фон Дихгута и 1-я гвардейская резервная дивизия генерал-майора Виктора Альбрехта нанесли отвлекающий удар по левому флангу 1-й армии, где находились 1-й кавалерийский корпус генерала от кавалерии Владимира Орановского и конная группа генерал-майора Ивана Эрдели, состоявшей из 14-й кавалерийской и 4-й донской казачьей дивизий. Генерал Литвинов, решивший, что здесь немцы наносят свой главный удар, перебросил на это направление 19-й корпус генерала от инфантерии Владимира Горбатовского и 27-й – генерала от инфантерии Дмитрия Баланина.

Район Прасныша обороняли 1-й Туркестанский корпус генерала от кавалерии Сергея Шейдемана и второразрядная 63-я пехотная дивизия генерал-лейтенанта Андрея Зубковского.

17 февраля на Праснышском направлении началось наступление двух немецких корпусов: корпуса генерал-лейтенанта Эрнста фон Цастрова и 1-го резервного корпуса генерал-лейтенанта Курта фон Моргена, но русская оборона выдержала немецкий натиск. Генерал Гальвиц решил наступать к западу от Прасныша, однако директива Главного командования перенацелила его на другой фланг. 20 февраля 1-й резервный корпус, не встретив сильного сопротивления, обошел Прасныш с востока и юго-востока и закрепился фронтом на запад. Ему навстречу наступала ландверная дивизия генерал-лейтенанта Теодора фон Верница из корпуса Цастрова, приданная корпусу Моргена.

В то время как шли бои за Прасныш, к району боев начали прибывать свежие русские силы. 20 февраля 2-й Сибирский корпус генерала от инфантерии Аркадия Сычевского, переданный из резерва Ставки 12-й армии, разгрузился в районе Острова (ныне Острово, в 30 км на юго-восток от Прасныша). Одновременно на марше в направлении к Сероцку (30 км на юг от Прасныша) находился 1-й Сибирский корпус генерала от кавалерии Михаила Плешкова, входивший в резерв 1-й армии.

21 февраля генерал Литвинов получил от командующего фронтом генерала Рузского телеграмму, в которой 1-й армии было предложено провести перегруппировку и обратить особое внимание на Млавское направление: «1-й армии поставлена задача во что бы то ни стало удержать линию Вышегрод, Плонск, Цеханов, Прасныш... Между тем из получаемых от Вас донесений видно, что на главном, Млавском направлении Туркестанский корпус держится оборонительно, а на второстепенном направлении на Рационж, Дробин 19-му и 27-му корпусам приказано наступать. Наступление в этом направлении является нецелесообразным потому, что оно не соответствует основной задаче фронта и совместным действиям 1-й армии с 12-й армией... Ввиду всего изложенного предлагаю перегруппировать силы 1-й армии в соответствии с только что выраженными основными задачами фронта и первой армии... и закончить перегруппировку в кратчайший срок».

Но в тот же день немцы начали штурм праснышских позиций, активно применяя тяжелую артиллерию. Два дня спустя дивизия генерала Верница соединилась с 36-й резервной дивизией генерал-лейтенанта Круге и замкнула кольцо окружения вокруг Прасныша. 24 февраля командир 1-й резервной дивизии генерал-лейтенант фон Ферстер приказал штурмовать и захватить город.

Прасныш оборонял сводный отряд, состоявший из четырех батальонов 249-го пехотного Дунайского и 250-го пехотного Балтинского полков 63-й пехотной дивизии, батальона 44-го сибирского стрелкового полка, трех рот 45-го сибирского пехотного полка при 16 орудиях 63-й артиллерийской бригады. Несмотря на ожесточенное сопротивление отряда под командованием полковника Алексея Барыбина, дважды отвергнувшего предложение о сдаче, к утру 25 февраля 1915 года город пал, а сам Барыбин был пленен после рукопашной схватки. В знак признания его мужества германцы в лагере Нейсе вернули ему личное оружие – шашку. Согласно отчету армейской группы Гальвица, «...русская 63-я резервная дивизия потеряла около 10 тыс. пленными, 36 орудий, 14 пулеметов, знамя и 500 лошадей».

Насколько верна эта «победоносная» реляция кайзеровской армии, можно попробовать подсчитать. Численность батальона русской армии составляла примерно 1 тыс. человек. В гарнизоне Прасныша находилось 5,5 батальона и часть артбригады, численность которой примерно равнялась 1 тыс. человек. Таким образом, по штату численность гарнизона теоретически могла составить около 7–7,5 тыс. человек. Однако части уже находились в боях и несли потери убитыми, ранеными, больными и пропавшими без вести, то есть их численность была существенно ниже штатной.

11-10-2350.jpg
В ходе Праснышской операции русские войска
продемонстрировали героизм и стойкость.
Фото из книги «Великая война в образах
и картинах.» Вып. 6. Изд. Д.Я. Маковского.
М., 1915
Отход от Прасныша

Первый «раунд» борьбы за Прасныш остался за немцами, но борьба только начиналась, ибо с юга к городу все ближе подходили два сибирских корпуса.

23 февраля последовала директива командующего 12-й армией генерала Плеве командиру 2-го Сибирского корпуса: «После переправы Вашего корпуса через р. Оржиц (в 10 км к востоку от Прасныша. – С.П. и Б.С.) целью действий должен быть не город Прасныш, а неприятельские войска, которые необходимо атаковать во фланг и тыл». В соответствии с директивой командир корпуса генерал от инфантерии Аркадий Сычевский поставил 5-й Сибирской стрелковой дивизии генерал-лейтенанта Генриха Лилиенталя задачу перекрыть вероятные направления отхода германцев, а 4-й Сибирской стрелковой дивизии генерал-лейтенанта Николая Краузе – наступать на Прасныш с Восточного и Южного направлений.

Обстановка, сложившаяся к 23 февраля, настоятельно требовала от генерала Литвинова срочно провести перегруппировку 1-й армии с целью усиления обороны Прасныша, на что указывал ему еще 21 февраля главнокомандующий фронтом генерал Рузский. Но только утром 24 февраля генерал Литвинов направил в войска директиву: «Требую, чтобы завтра, 25 февраля, 1-й Сиб. корпус занял Прасныш, а 1-й Турк. корпус – район Хойново». Однако было уже поздно, к этому времени судьба Прасныша была решена.

25 февраля части 1-го и 2-го Сибирских корпусов перешли в наступление. Они заставили 36-ю резервную дивизию отступать на юг и ночной атакой с востока сломили сопротивление 9-й ландверной бригады. Линия фронта пролегла в 5 км от города. Лишь в этот день генерал Литвинов начал перебрасывать 1-й кавалерийский корпус с левого фланга фронта своей армии под Прасныш, 26 февраля он приказал направить туда и 19-й армейский корпус.

Утром 26 февраля последовала директива генерала Плеве командиру 2-го Сибирского корпуса: «...бить противника, преследовать его самым настойчивым, беспощадным образом, если можно, не выпустить его, а взять или уничтожить, вообще проявить крайнюю энергию... стараясь не выпустить отступающие от Прасныша части противника и захватить пути отступления его от Прасныша на северо-восток и север». Но командир 2-го Сибирского корпуса генерал Сычевский, решившийся действовать лишь после этих понуканий, двинул к реке Оржиц к востоку от Прасныша только один стрелковый полк 5-й Сибирской стрелковой дивизии. Для окружения немцев восточнее и севернее города этого было явно недостаточно. К исходу дня 26 февраля части корпуса вышли во фланг и угрожали тылу 1-го резервного корпуса генерала фон Моргена.

Тем не менее наступление сибиряков продолжалось. В ночь на 26 февраля части 1-го Сибирского корпуса атаковали и взяли городок Добжанково в 6 км юго-восточнее Прасныша, захватив при этом 2 тыс. пленных и 20 орудий. Вечером того же дня 1-й Туркестанский корпус, ударив в стык между 36-й резервной дивизией и дивизией генерала фон Верница, вышел к западным окрестностям Прасныша. Утром 27 февраля из штаба 12-й армии последовала директива взять Прасныш, и в 10 часов утра 4-я Сибирская стрелковая дивизия атакой с севера и востока ворвалась в город, захватив 1500 пленных и 6 пулеметов. В 15.30 на южную окраину Прасныша ворвались также части 1-й Сибирской стрелковой дивизии генерал-лейтенанта Федора Подгурского и тоже захватили пленных. Уже к 19 часам 27 февраля Прасныш был очищен от противника.

Русские войска потеряли в Праснышской операции около 70 тыс. человек убитыми, ранеными и пленными. Общие потери германской армии составили около 60 тыс. человек – из них свыше 6 тыс. пленными – и 58 орудий.

Завершение операции

28 февраля 2-й Сибирский корпус медленно продвигался за отступающим 1-м резервным корпусом, 1-й Сибирский корпус наступал через порядки 1-го Туркестанского корпуса, из-за чего произошло замедление продвижения войск. Русская кавалерия в основном находилась в бездействии, что явилось серьезной ошибкой командования.

Германские войска, сумев оторваться от преследующих русских частей, отошли к Хоржеле, на самую границу Восточной Пруссии с Царством Польским, и закрепились на подготовленных позициях. Русские войска пытались их атаковать, но отсутствие разведки и артиллерийской подготовки, предопределило неуспех этих попыток.

Заминки в наступлении русских позволили 1-му резервному корпусу германцев 7 марта вновь перейти в контрнаступление против частей 2-го Сибирского корпуса и оттеснить русские войска почти до Прасныша. С целью остановить продвижение немцев генерал Плеве направил подошедший 23-й армейский корпус генерал-лейтенанта Владимира Олохова, который, потрепав левый фланг группы Гальвица, восстановил положение. Германские части вновь отошли к своей границе. Бои на фронте постепенно начали принимать позиционный характер.

Отвечать на удар контрударом

Высшее командование русских войск управляло войсками неэффективно. Командующий 1-й русской армией генерал Литвинов, увлекшись операцией на левом фланге, не обеспечил своего правого фланга, что привело к захвату немцами Прасныша. Не было должного взаимодействия между 1-й и 12-й русскими армиями и между 1-м и 2-м Сибирскими корпусами. Очень плохо было организовано преследование отступающих германских войск: русская кавалерия, по сути, не выполнила своего предназначения в части преследования отступающего противника. Комфронта генерал Рузский, хотя именно он настаивал на новом ударе по Восточной Пруссии, не смог организовать стратегическую операцию. Неудовлетворительно проявив себя, генерал Рузский 26 марта 1915 года попросил освободить его от должности командующего фронтом по состоянию здоровья, его просьба была удовлетворена. В этот же день Северо-Западный фронт возглавил генерал от инфантерии Михаил Алексеев.

Отрадным фактом на этом фоне стало восприятие средним командным звеном русской армии прогрессивных элементов действующей немецкой тактики. Русский и советский военный историк Андрей Зайончковский справедливо отметил «все большее и большее вкоренение в привычку частных начальников отвечать на удар контрударом. Праснышская операция является в этом отношении положительным образцом».

Чтобы правильно понять всю тяжесть, всю сложность, легшие на плечи русских солдат в конце зимы 1915 года в лесах и на равнинах Восточной Пруссии, обратимся еще раз к страницам книги генерала Ивана Хольмсена: «Наша армия после 5-ти месяцев борьбы осталась в некомплекте на 40% до штатов. Возимый запас артиллерийских снарядов до конца февраля еще не был пополнен. Пехотные патроны были на исходе; винтовок не хватало для обучения в запасных батальонах: маршевые части прибывали в армию без винтовок. …Наша прекрасная артиллерия почти не могла бороться с гораздо более многочисленной и обильно снабженной артиллерией германцев; в то же время немцы значительно превосходили нас количеством тяжелых батарей. Тяжесть боевых столкновений, вследствие этого неравенства, ложилась, главным образом, на нашу пехоту, которая, однако, стойко держалась и нередко при наступлении добивалась блестящих успехов. Само собой разумеется, что в этих условиях она несла огромные потери, доходившие иногда до 50 и более процентов».

Несмотря на все это, русские войска, проявив немало примеров героизма, доблести, воинского искусства, одержали победу. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


К зиме наступит праздник в СИЗО и колониях

К зиме наступит праздник в СИЗО и колониях

Дарья Гармоненко

Сотрудники пенитенциарной системы станут «господами», «гражданами» или «товарищами» для заключенных под стражу

0
371
Касым-Жомарт Токаев формирует свою команду

Касым-Жомарт Токаев формирует свою команду

Виктория Панфилова

В Казахстане обновили сенат в условиях карантина

0
1183
Жить по Конституции или по УПК

Жить по Конституции или по УПК

Алексей Кавецкий

Равенство сторон перед законом и судом в деле Ивана Сафронова

0
452
Почему белорусской власти важно отказаться от насилия

Почему белорусской власти важно отказаться от насилия

Трансформацию общества едва ли удастся остановить дубинками ОМОНа

0
1310

Другие новости

Загрузка...