0
11622
Газета Реалии Интернет-версия

09.03.2023 20:59:00

Миф о непобедимости партизан давно пора пересмотреть

Непростые уроки Вьетнама и Афганистана

Александр Храмчихин

Об авторе: Александр Анатольевич Храмчихин – независимый военный эксперт.

Тэги: вьетнам, афганистан, партизаны


вьетнам, афганистан, партизаны Партизанскую войну вьетнамцы фактически проиграли. Но они выиграли войну информационно-психологическую, и американцы вынуждены были из Вьетнама уйти. Фото с сайта www.qdnd.vn

Хотя существует устойчивое мнение, что «мятежевойна» чуть ли не всегда «обречена на победу», это совершенно не так. Если посмотреть на историю ХХ века, можно заметить, что большинство таких войн были проиграны.

Вспомним, например, Прибалтику и Западную Украину в 1940–1950-х годах. А ведь бандеровцы и «лесные братья» пользовались широчайшей поддержкой местного населения и получали серьезную помощь с Запада.

МИРОВОЙ ОПЫТ

Целый ряд противопартизанских войн выиграли англичане в 1950–1960-х годах в Африке и Юго-Восточной Азии («Бесполезные победы», «НВО» от 08.06.18). Были разгромлены и все партизанские движения в Южной Америке.

Че Гевара был блестящим теоретиком и практиком партизанской войны. Казалось бы, его деятельность в Боливии была обречена на успех. Особенно учитывая тот факт, что боливийская армия до того момента прославилась лишь оглушительным поражением от Парагвая в «войне Чако» в начале 1930-х. Тем не менее эпопея Гевары в Боливии закончилась быстро и бесславно.

Маоистская группировка «Сендеро луминосо» («Светлый путь») в Перу в середине 1980-х с помощью тотального террора практически полностью взяла под контроль сельскую местность. Затем ее бойцы появились на улицах городов, включая Лиму. Однако в начале 1990-х власть «проснулась» и начала воевать всерьез. В течение трех лет группировка была практически полностью разгромлена, ее вожди уничтожены или арестованы. Формально она существует и сейчас, но никакой реальной угрозы не представляет.

В Анголе после обретения независимости в 1975 году более четверти века воевали между собой две группировки, которые до этого вместе боролись против португальских колонизаторов: оказавшаяся у власти просоветская МПЛА и ушедшая в партизаны прозападная УНИТА. При этом УНИТА контролировала значительную часть страны, включая месторождения алмазов, что обеспечивало группировке хороший уровень финансирования.

В 1998 году бои шли на улицах Луанды. Практически не было сомнений, что до прихода к власти унитовцев остаются дни, а то и часы. Однако унитовцев выбили из городов, а затем разгромили и в сельской местности. В феврале 2002 года армейский спецназ уничтожил бессменного лидера УНИТА Савимби и его ближайших соратников, после чего остатки группировки капитулировали («Ангола – трудный путь к свободе», «НВО» от 30.11.18).

ВЬЕТНАМСКИЙ ОПЫТ

В чисто военном плане противопартизанскую войну в Алжире выиграла Франция. После чего в политическом плане проиграла самой себе («Боевые операции Франции после Второй мировой», «НВО» от 15.11.19).

Впрочем, перед этим французы потерпели несомненное и очевидное поражение во Вьетнаме – как военное, так и политическое («Индокитайская катастрофа», «НВО» от 24.05.19). При этом победили французов отнюдь не вьетнамские партизаны, а регулярная армия Демократической Республики Вьетнам (ДРВ), созданная Хо Ши Мином и Во Нгуен Зиапом. Эта армия использовала в ходе боевых действий среди прочих и партизанские методы, поскольку это способствовало достижению победы. Но это была именно армия государства, а не «народные мстители».

Уходя из Вьетнама, Париж при помощи Вашингтона навязал Вьетнаму искусственное разделение на север и юг. В Ханое это разделение понятным образом решили преодолеть, используя опыт победы над Францией: сочетая действия партизан и регулярной армии.

При разделе Вьетнама значительная часть подразделений южновьетнамских коммунистов ушла на север, что осложнило деятельность партизанского движения на юге. Но руководство ДРВ всячески способствовало реанимации этого движения, в том числе и путем возвращения южан-коммунистов. Их поддерживали подразделения регулярной армии ДРВ, которые, впрочем, поначалу действовали чисто партизанскими методами. Вообще в 1960-е годы со стороны коммунистов войну партизанскую и войну регулярную разделить было довольно сложно.

Северовьетнамские подразделения проникли в Южный Вьетнам еще в середине 1959 года. В конце следующего года возник коммунистический Народный фронт освобождения Южного Вьетнама, очень быстро заимевший собственную армию. В ответ весной 1961 года, в дополнение к находившимся в Южном Вьетнаме военным советникам, в страну начали прибывать первые американские регулярные подразделения.

Началась классическая эскалация, вылившаяся поначалу в крупномасштабную мятежевойну на территории Южного Вьетнама. Северные и южные коммунисты воевали против южновьетнамских и американских войск. С этого и началась «большая» вьетнамская война, имевшая столь драматические последствия («Эхо вьетнамской войны слышится на Украине», «НВО» от 17.02.23).

Долгое время боевые действия на юге шли с переменным успехом. Тем не менее постепенно коммунисты «передавливали» противника, контролируя все большую часть территории Южного Вьетнама. Они имели гораздо более высокий уровень боевой подготовки и, главное, весьма высокую идейную мотивацию.

У южан мотивации не было никакой, а был высочайший уровень нищеты и коррупции – как в государстве в целом, так и в армии в частности. Дезертирство из нее носило массовый характер. Американцы защищали южновьетнамскую демократию, которой на самом деле не было.

По сути, во Вьетнаме воевали между собой два тоталитарных режима. Только у одного население и армия были идеологически мотивированы, а у другого – нет. Поэтому все бы закончилось лет на 10 раньше, чем в реальности, если бы не американцы. На их войсках, в первую очередь на артиллерии и авиации, сайгонский режим и держался. При этом в Вашингтоне шли яростные дискуссии между «ястребами», полагающими, что надо усиливать группировку во Вьетнаме и нанести противнику решительное поражение, и «голубями», считающими, что надо постепенно выходить из войны.

Не менее яростные споры шли и в Ханое. Часть северовьетнамского руководства, включая главного полководца Во Нгуен Зиапа, считала, что нужно вести длительную партизанскую войну, изматывающую противника. Другие, особенно выходцы с юга, требовали немедленно нанести по противнику решительный удар, который спровоцирует крах режима и армии Южного Вьетнама и массовое восстание населения. После чего американцам останется только бежать. Вторая точка зрения победила.

НОВОГОДНИЙ ПЕРЕЛОМ

30 января 1968 года 84 тыс. южновьетнамских партизан и северовьетнамских солдат начали «новогоднее наступление» (имелся в виду восточный Новый год), атаковав 36 из 43 центров провинций Южного Вьетнама. Коммунисты захватили старую столицу Вьетнама Хюэ, бои начались и на улицах Сайгона. Все это Америка увидела на экранах своих телевизоров. И уже ничто не могло переубедить ее граждан, что война проиграна и надо ее заканчивать.

А между тем коммунисты сильно поторопились. Они забыли заветы Че Гевары, учившего, что для повстанцев самый опасный момент – переход от партизанских действий к регулярным войсковым операциям. В Ханое переоценили любовь населения Южного Вьетнама к коммунистам и недооценили боевой потенциал противника. Атакованные в лоб южновьетнамские части просто вынуждены были отбиваться изо всех сил. Население Южного Вьетнама без всякого энтузиазма относилось к собственному правительству, но еще меньше восторга испытало по отношению к внезапным освободителям. При этом в начале 1968 года американские, южновьетнамские, австралийские и южнокорейские войска имели в Южном Вьетнаме 17 пехотных дивизий, две дивизии морской пехоты, две аэромобильные дивизии – всего 1,4 млн человек (в том числе 550 тыс. американцев), 500 танков, 4,5 тыс. орудий, 4,1 тыс. самолетов и вертолетов. Справиться с этой группировкой коммунисты были не в состоянии.

В итоге за месяц интенсивных боев коммунисты были выбиты из всех атакованных ими городов. Их потери убитыми по разным данным составили от 32 тыс. до 45 тыс. человек, в то время, как противник потерял лишь 9 тыс. человек (5 тыс. южан, 4 тыс. американцев).

Это поражение очень сильно подорвало боевой потенциал коммунистов, причем в первую очередь – южновьетнамских партизан. Но сам факт столь масштабного наступления противника не менее сильно подорвал морально-психологический потенциал американцев.

А тут еще оперативная группа 23-й пехотной дивизии США под командованием лейтенанта Келли 16 марта вырезала селение Май-Лай, входившее в состав деревни Сонгми (под этим названием событие и получило всемирную известность). Вырезали исключительно мирных жителей. Потому что видели в них партизан. Военнослужащие регулярной армии просто не имели опыта противопартизанской войны. Тем более – против такого умелого и очень жестокого противника, как вьетнамские коммунисты, воюющие к тому же в знакомых природно-климатических условиях (абсолютно чуждых американцам).

После этого Пентагон издал директиву, требующую от личного состава неукоснительного соблюдения норм военного права. Но престиж американской армии рухнул в глазах всего мира и собственного народа.

При этом за следующий 1969 год американцы фактически выиграли противопартизанскую войну. Если пятью годами раньше коммунисты контролировали 2/3 территории Южного Вьетнама, то теперь – не более 10%. Народный фронт освобождения Южного Вьетнама был практически разгромлен, основным противником американцев стали бойцы регулярной армии Северного Вьетнама, воюющие партизанскими методами. Поток которых, впрочем, был неиссякаем: северяне просачивались на юг не только и не столько через границу между двумя Вьетнамами, сколько через территории Лаоса и Камбоджи по так называемой тропе Хо Ши Мина.

Главная проблема американской армии была, однако, не в инфильтрации северян, а в том, что она начала разлагаться изнутри. В течение того же 1969 года 37 офицеров и сержантов ВС США были убиты своими подчиненными. Ничего подобного раньше не было. Чрезвычайно масштабными явлениями стали невыполнение приказов, а также наркомания.

В самих США дезертирство призывников и антивоенные выступления населения приняли массовый характер. Изменить ситуацию возможным уже не представлялось. Причем все эти настроения новобранцы приносили в армию, разлагая ее еще больше.

Американцы еще пытались бороться с инфильтрацией северян. Весной 1970 года они провели относительно успешное вторжение в Камбоджу, разгромив там многие лагеря вьетнамских коммунистов. В феврале 1971-го американские и южновьетнамские войска вторглись в Лаос. Операция закончилась провалом. С 1972 года война полностью перешла в стадию классической, но это уже отдельная история.

ЕДИНСТВЕННЫЙ УСПЕХ ПАРТИЗАН

Завершая тему противопартизанских войн, можно сказать, что Советский Союз в Афганистане «успешно» повторил алжирский опыт Франции и вьетнамский опыт США, проиграв не партизанам, а самому себе («Афганский урок для России», «НВО» от 06.04.18). Зато Россия, пусть и со второй попытки, выиграла противопартизанскую войну в Чечне («Победа вопреки», «НВО» от 31.01.20).

В чисто военном плане (но не в политическом) противопартизанскую войну в Ираке выиграли США («Почему США проиграли войну в Ираке», «НВО» от 16.03.18). Тяжелейшую войну против повстанцев-исламистов на рубеже веков выиграла алжирская армия.

В войнах в Йемене, Ливии, Сирии никакой «партизанщины» не было и нет, все стороны воевали и воюют там классическими методами.

Тем более ни малейших следов мятежевойны нет сегодня на Украине. Население новых регионов РФ полностью лояльно Москве (нелояльные за незначительным исключением эти территории покинули, а отнюдь не ушли в партизаны).

По сути, за весь период после окончания холодной войны единственной «чистой» победой партизан стало изгнание талибами из Афганистана войск США и их союзников («Что будет делать гегемон», «НВО» от 10.09.21). Это событие продемонстрировало, до какой степени деградировали Соединенные Штаты по сравнению даже с иракскими временами, не говоря уж о вьетнамских. H


Читайте также


Вьетнам остается одним их крупнейших покупателей российского оружия

Вьетнам остается одним их крупнейших покупателей российского оружия

Борис Виноградов

В Ханое Путин искал стратегических партнеров, а нашел единомышленников

0
1653
Региональные последствия нестабильной ситуации в Афганистане

Региональные последствия нестабильной ситуации в Афганистане

Георгий Мачитидзе

Происходящие в стране процессы вызывают серьезную озабоченность не только у непосредственных соседей

0
1813
Граф-партизан

Граф-партизан

Виктор Леонидов

Судьба русского Лоуренса Аравийского

0
1087
От Пхеньяна до Ханоя

От Пхеньяна до Ханоя

Борис Виноградов

Визит российского президента должен стать важной вехой в укреплении стабильности в Азии

0
2092

Другие новости