0
4888
Газета Реалии Интернет-версия

23.12.2021 20:11:00

Главные военно-политические уроки – 2021

Фиаско в Кабуле, аппетитный Тайвань и токсичная Украина

Александр Храмчихин

Об авторе: Александр Анатольевич Храмчихин – независимый военный эксперт.

Тэги: реалии, 2021, военные, политические, итоги, россия, сша, китай


реалии, 2021, военные, политические, итоги, россия, сша, китай Встреча на высшем уровне в Индии подчеркнула важность стратегического взаимодействия Москвы и Нью-Дели. Президент Владимир Путин и премьер-министр Нарендра Моди. Фото Reuters

2020 год ознаменовался такими событиями, как победа азербайджано-турецкой коалиции над Арменией в ходе второй войны за Карабах и «победа» Джозефа Байдена над Дональдом Трампом в результате вопиющих фальсификаций на президентских выборах в США («Главные военно-политические уроки – 2020», «НВО», 25.12.20). И в уходящем 2021 году также было много интересного.

Нам велели сдать Кабул

Позорное бегство из Афганистана подтвердило давно очевидный факт: НАТО сегодня не только не может воевать с равным по силам противником, альянс не может воевать вообще ни с кем («Что будет делать гегемон», «НВО», 10.09.21). У нас, к сожалению, каким-то чудесным образом этого не поняли до сих пор, продолжая раздувать антинатовскую истерию, теперь уже не менее позорную, чем натовское бегство. А вот в США как раз все понимают совершенно правильно.

Европа была счастлива «победой» Байдена. Там были уверены, что «Америка вернулась», евроатлантическая солидарность будет такой же, как прежде: Соединенные Штаты станут за свой счет защищать Европу от несуществующих угроз.

Байден сказал все положенные слова о бесценности отношений с Европой и вечной безальтернативности НАТО, он снова перестал требовать с Европы денег на оборону Европы. Но, как становится все более очевидно, это не потому, что он снова собирается защищать Европу за счет США, как это было до Трампа.

На самом деле Байден просто не собирается защищать Европу. Потому что защищать ее не от кого, и к тому же Америке это больше не по силам. Главной угрозой для США объективно становится Китай, воевать на два фронта невозможно, тем более что второй из фронтов, который многим кажется первым, является не более чем пропагандистским феноменом. Причем пропагандисты обеих сторон (условно российской и условно западной) делают все, чтобы этот фронт продолжал существовать в воображении напуганных обывателей и определенной части элит.

Юридически НАТО, разумеется, продолжит существование. Более того, оно будет проводить разные интересные цирковые представления на востоке Европы, посылая России «мощные сигналы» (например, недавно министр обороны Великобритании покаталась на танке и совершенно серьезно заявила, что этим послала сигнал Путину).

Фактически НАТО сдается в архив. Его заменяет выходящий из тени союз англосаксов. Де-факто он существовал как минимум со времен Второй мировой, де-юре его оформили только теперь в виде AUKUS («Мнимые угрозы и циничные альянсы», «НВО», 15.10.21). Причем сделано это в характерной для США предельно хамской манере по отношению к остальным «союзникам»: они узнали об этом, как и все остальное человечество, из СМИ. Впрочем, другого отношения к себе «союзники» не заслужили.

Новая неизбежность

В 1979 году США в такой же манере обошлись с Тайванем: разорвали с ним дипломатические отношения и восстановили их с Китаем ради совместной борьбы против СССР. В Тайбэе о столь радикальном изменении своего статуса тоже узнали из газет. Правда, оборонные обязательства перед Тайванем США как бы сохранили, потому что в тот момент это им ничем не угрожало. Более того, остров тогда и без помощи США вполне мог отразить вторжение с материка.

Сейчас все очень сильно изменилось. Китай является одним из мировых лидеров в создании боевых роботов («Технологии безлюдной войны», «НВО», 21.05.21) и ракет всех классов («От династии Хань до Си Цзиньпина», «НВО», 02.07.21). И уже обладает мощнейшим океанским флотом («Поднебесная армада», «НВО», 01.10.21). Проведение им операции по захвату Тайваня становится почти неизбежным («Неизбежность Тайваня», «НВО», 24.09.21).

На первый взгляд кажется, что Пекину проще всего и дальше сохранять статус-кво, бесконечно ожидая мирной капитуляции Тайваня, население которого должно осознать выгоду возвращения в состав новой сверхдержавы. К тому же Пекин сумел превратить Гоминьдан в свою «пятую колонну» на острове. Кроме того, Пекину выгодно присоединить Тайвань с его мощной высокотехнологичной экономикой в целости и сохранности. Ну и наконец, десантная операция на Тайвань – дело очень сложное даже для опытных ВС. У НОАК, несмотря на ее мощь, боевой опыт равен нулю. Более того, исторически Китай никогда не воевал на море.

Тем не менее сейчас такая стратегия перестает работать.

Во-первых, затянувшееся существование де-факто независимого Тайваня наносит серьезный удар по имиджу Китая. Возвращение под свой контроль Хорватией Сербской Краины, а Россией Чечни сейчас почти забылись, но присоединение Россией Крыма и восстановление Азербайджаном контроля над большей частью Нагорного Карабаха слишком показательны. На этом фоне становится все более удивительным, что новая сверхдержава, обладающая гигантской военной мощью, не может захватить небольшой остров, находящийся рядом с материковым Китаем.

Во-вторых, на Тайване стремительно растет доля населения, никак не связанного с Китаем и привыкшего жить в независимой стране. Эта привычка явно перевешивает привлекательность объединения с новой сверхдержавой (тем более что уровень жизни и различных свобод на Тайване выше, чем в КНР). Об этом свидетельствую результаты последних выборов на острове. Таким образом, мирная капитуляция Тайбэя становится все менее вероятной. Наоборот, чем дальше откладывается объединение, тем более жесткое сопротивление оно может встретить со стороны населения Тайваня. Так что Пекину нужно теперь не откладывать, а, наоборот, ускорять данный процесс.

В-третьих, вопреки ожиданиям, Байден не только не отменил курс Трампа на жесткую конфронтацию с Китаем, но даже его усилил и создает антикитайские международные коалиции. Нельзя сказать, что официальное оформление союза англосаксов как-то принципиально меняет геополитический расклад сил в регионе (де-факто такой союз существовал всегда). Но это оформление носит демонстративный политический характер, что не может не нервировать Пекин.

Чисто психологически КНР была не готова к столь открытому противостоянию с США и сейчас еще не вполне адаптировалась к новой ситуации. В Пекине опасаются, что США и их союзники окажут Тайваню прямую военную помощь в случае китайского вторжения. На самом деле вероятность подобного развития событий очень невысока. Но США могут увеличить поставки Тайваню современных вооружений, что, с учетом островного положения Тайваня, создаст для НОАК серьезные проблемы в ходе проведения десантной операции. Соответственно, Пекину лучше было бы не дожидаться заметного усиления потенциала ВС Тайваня.

По всем указанным причинам Китай может существенно форсировать процесс объединения с Тайванем любыми средствами. Поскольку вероятность добровольной капитуляции Тайбэя невелика, быстро возрастает вероятность проведения Китаем военной операции по возвращению острова, причем в хорошо обозримом будущем.

Союзник у ворот

Появления в Таджикистане уже второго китайского военного объекта Москва постаралась не заметить (в отличие от натовской клоунады в Европе). Тем более что оба объекта де-юре являются таджикскими, что не мешает им быть китайскими де-факто.

Таджикистан очень слаб в экономическом, демографическом и военном отношениях, он находится дальше всего от России из всех стран Центральной Азии. А Пекин имеет гораздо более высокий, чем у России, экономический потенциал. Это дает ему возможность в прямом и переносном смыслах покупать Таджикистан.

Налицо очевидная тенденция расширения китайского военного присутствия за пределами КНР «по всем азимутам», в том числе в западном и юго-западном направлениях. Военное присутствие практически всегда предваряется экономическим (инвестиционным и долговым) закабалением данной страны. Это в полной мере относится ко всему региону Центральной Азии, где Таджикистан является просто наиболее слабым звеном, куда проникнуть проще всего. Китай, как обычно, работает по принципу «переходить реку, нащупывая камни»: действует медленно, но последовательно и неуклонно.

При этом расширение влияния Китая в регионе заведомо происходит за счет снижения влияния России, поскольку влияние США, ЕС и Турции по ряду причин не может быть сопоставимо с влиянием России и Китая. Процесс этот будет неизбежно продолжаться в том же направлении. Покинет Центральную Азию Китай лишь в случае каких-то очень сильных внутренних потрясений, угрожающих самому существованию страны.

Такие потрясения не исключены, но совершенно не гарантированы. Если их не произойдет, Центральная Азия будет неизбежно становиться сферой влияния Пекина, автоматически выходя из сферы влияния России. Но Москва в любом случае будет смело и бескомпромиссно молчать. Или еще хуже – продолжать рассказывать самой себе волшебные сказки о «стратегическом партнерстве» с Пекином («Друзья от Орши до Чжэньбао», «НВО», 08.10.21).

Впрочем, есть одно интересное обстоятельство. В конце ноября министры обороны РФ и КНР по видеосвязи обсудили дальнейшее военное сотрудничество и даже дистанционно подписали «дорожную карту» по этому поводу. Практически сразу после этого Москву посетила представительная делегация Вьетнама, включая президента и министра обороны. Стороны назвали российско-вьетнамские отношения «всеобъемлющим стратегическим партнерством» и подписали соглашение о военно-техническом сотрудничестве. Одновременно начальник Генштаба ВС РФ Валерий Герасимов посетил Монголию, где также предметно обсуждал вопросы военного и военно-технического сотрудничества двух стран. Наконец, президент РФ Владимир Путин и министр обороны Сергей Шойгу совершили визит в Индию, где также много внимания уделили вопросам военного и военно-технического сотрудничества.

Вьетнам, Монголия и Индия считают своим основным (или даже единственным) потенциальным противником Китай, причем имеют для этого все основания. Временная близость всех этих событий вряд ли может быть случайным совпадением. Здесь возникают три разные версии.

Возможно, Москва решила противопоставить «коллективному Западу» «коллективный Восток», то есть создать реальный военно-политический альянс в составе России, Китая, Индии, Вьетнама, Монголии и, может быть, еще каких-то азиатских стран для прямого противостояния НАТО, AUKUS и Японии. Если эта версия верна, то дело наше плохо – в Москве утратили связь с реальностью.

Не исключен и противоположный вариант: Москва наконец-то решила «сбалансировать» свою слишком тесную дружбу с Пекином укреплением отношений с его азиатскими оппонентами. Если так, то это даже слишком хорошо, чтобы быть правдой.

Есть и промежуточный вариант: Москва решила объяснить Ханою, Улан-Батору и Дели, что дружит с Пекином исключительно против Вашингтона и Токио. А старым друзьям готова и дальше помогать укреплять их обороноспособность. Несмотря даже на то, что это укрепление – исключительно против Пекина.

Какая из этих версий верна, можно будет, видимо, понять в наступающем году.

Угроза с запада

Правда, война на западном направлении для нас отнюдь не исключена. Речь идет о войне с Украиной. Война эта чрезвычайно выгодна всем, кроме России («Победа не нужна, война вероятна», «НВО», 14.05.21).

Проигрыш России станет для нее полной геополитической катастрофой; правда, вероятность этого близка к нулю.

Захват Россией Украины в сочетании со значительным усилением западных санкций будет означать, что на шею Москве повесили камень, который почти со стопроцентной гарантией утянет ее на дно по чисто экономическим причинам. А нынешние украинские руководители смогут комфортабельно поселиться на Западе. Причем статус жертв российской агрессии станет для них индульгенцией в отношении вопросов об источниках очень высокого благосостояния.

Частичная победа России (потеря Украиной еще каких-то территорий) позволит получить украинским руководителям все тот же замечательный статус для Запада и объяснение экономической катастрофы для собственного населения. Кроме того, потеря еще некоторого количества восточного и южного электората лишь облегчит жизнь Киеву в экономическом и политическом плане. Для нас же этот вариант станет просто меньшим из зол. Повешенный нам на шею камень, может быть, совсем на дно все-таки не утянет. Но притопит весьма серьезно.

Впрочем, войны может и не случиться. В Киеве просто сработает инстинкт самосохранения: ведь есть вероятность, что не все добегут до Борисполя.

Что касается НАТО вообще и США в особенности, то после афганского позора им необходима реабилитация. Военная реабилитация недоступна (даже против стран, гораздо более слабых, чем Россия). А вот психологической реабилитации необходимо добиться любой ценой, чтобы союзники США не допускали неправильных мыслей (например, о том, что на самом деле их никто ни от чего защищать не собирается).

Сейчас Запад раздул совершенно дикую истерику (причем уже вторую в этом году) по поводу неизбежной агрессии России против Украины. Если агрессии не случится, в Брюсселе и Вашингтоне объявят, что ее сорвали непоколебимая решимость и безупречное единство НАТО. То, что никакой агрессии Москва не планировала, абсолютно никого не интересует. Тем более что сейчас на Западе любые внешнеполитические заявления России априори считаются ложью и пропагандой (не только на уровне собственной пропаганды, а на самом деле, то есть на уровне принятия политических решений).

Таким образом, срыв агрессии, которую никто не планировал, станет для НАТО той самой психологической реабилитацией. В нашем постмодернистском мире уже давно гораздо важнее провозгласить себя победителем, чем стать таковым на самом деле. В частности, в этом контексте будут трактоваться итоги декабрьской беседы Путина и Байдена: западная пропаганда объявит, что мощный американский старик сорвал злодейские замыслы кремлевского тирана.

Кстати, сегодня руководство США испытывает сильное разочарование тем, что никаких положительных сдвигов в отношениях между Россией и США после летней встречи Путина и Байдена не произошло. Потому что само согласие Байдена на эту встречу в Вашингтоне считают большой уступкой со стороны США. И теперь там очень удивлены, что Россия никаких уступок в ответ не сделала.

Очевидно, в Вашингтоне всерьез считали и продолжают считать, что в Москве тоже сам факт проведения саммита расценили как уступку со стороны США. Это уже даже не неадекватность, а практически прямое безумие. Возможно, именно это становится главной угрозой с Запада: не военная мощь США, а полная утрата политической элитой этой страны связи с реальностью.

Совершенно непонятно, зачем Москве в этих условиях понадобилось навязывать сейчас НАТО некое юридически обязывающее соглашение о взаимной безопасности. Ведь более чем очевидно, что ни сейчас, ни в обозримом будущем НАТО не сможет на нас напасть по причинам как военного, так и психологического характера.

Если НАТО (то есть США) каким-то образом сможет достичь над нами технологического превосходства, гарантирующего военную победу, любое соглашение немедленно отправится на свалку истории. Потому что это всего лишь жалкая бумажка и ничего более. Предотвратить подобное развитие событий мы можем развитием образования, науки, промышленного производства, укреплением оборонного и патриотического сознания, а не подписанием бессмысленных соглашений.

Кроме того, никакая бумажка не отменит ведущуюся против нас уже сейчас информационную войну – которая, в частности, направлена на разрушение наших науки и образования и на подрыв оборонного и патриотического сознания. Интересно, сколько раз еще Запад должен нас «кинуть», чтобы наше руководство наконец осознало бессмысленность любого диалога с «уважаемыми партнерами»? 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Герои рождаются на полях сражений

Герои рождаются на полях сражений

Олег Фаличев

А обыватель следит за медийными клоунами

0
1388
Атомный зонтик Лукашенко

Атомный зонтик Лукашенко

Дмитрий Литовкин

Белоруссия получит носители ядерного оружия

0
2029
Две сотни подлодок Юрия Кормилицина

Две сотни подлодок Юрия Кормилицина

Владимир Карнозов

Генеральный конструктор отмечает 90 лет со дня рождения

0
1264
Реальное изделие для реальной войны

Реальное изделие для реальной войны

Сергей Кетонов

В России создано самое мощное неядерное оружие в мире

0
1937

Другие новости